Беларусь оказалась во власти тоталитарного политического культа — сектовед

Главная / Политические / Беларусь оказалась во власти тоталитарного политического культа — сектовед

Прежде, чем в меня полетят камни позвольте объясниться. Эта статья не о политике. Это краткий сектоведческий анализ ситуации, в которой сегодня оказалась наша страна.

При чём тут сектоведение? Дело в том, что сектантство не только религиозное явление. Секты и культы могут быть светскими: коммерческими, псевдонаучными, псевдомедицинскими… и политическими.

В качестве сектантского мы можем характеризовать любое социальное явление, которое несёт нетрадиционные ценности, аксиологическое меньшинство. Поэтому на религиозном поле “сектантство” и “религиозное меньшинство” практически синонимы.

Сегодня, мы столкнулись с ситуацией, когда у власти оказалась политическая группировка, ценности которой противоречат ценностям народного политического самосознания. Об этом красноречиво и наглядно говорят протесты, массовость которых показывает несогласие народного большинства с навязываемой политической культурой.

Причём интервью с рандомными участниками протестных акций показывает, что у них есть вполне рациональное и аргументированное обоснование этого недовольства. Они готовы к рациональному диалогу, к рациональному опровержению аргументов заочных оппонентов. Т.е. это не иррациональная толпа, выведенная на улицы через манипулирование эмоциями (что, разумеется, как и у всякого здорового человека не исключает эмоционального отношения к тем или иным вещам). Поэтому можно говорить о том, что Беларусь оказалась под управлением политического культа.

Да и экономического культа, поскольку вектор экономической политики критикуется практически всем экономическим профессиональным сообществом Беларуси.

Культ, а не секта, поскольку секта образуется путем откола от какой-либо иной традиции, а здесь мы имеем дело с примером культовой инновации.

Если использовать критерии российского сектоведа Александра Дворкина, культ этот носит тоталитарный или деструктивный характер. Дворкин даёт четыре признака тоталитарных (деструктивных) сект (культов):

1. Гуруизм. Об этом признаке Александр Леонидович пишет так: “Если религия (в ее подлинном смысле) характеризуется стремлением к связи с Богом, то в секте все начинается с лидера и им же заканчивается, все зацикливается на нем. Никакой связи с Богом (каким сектанты его себе представляют) помимо лидера в секте нет и быть не может”. (Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования)

В политическом культе вместо Бога выступает некий политический идеал.

В мифологии нынешнего режима в роли гуру безусловно выступает Александр Лукашенко. Без него политическое и социально-экономическое благо недостижимо. Он единственный мессия, способный спасти Беларусь от социально-экономического и политического апокалипсиса. Кто критикует его, тот покушается на счастливое будущее Беларуси, кто испытывает к нему неприязнь или не согласен с ним по ключевым вопросам, тот враг страны, и её будущего, враг народа…

На языке политическом гуруизм принято называть культом личности.

2. Организация. “Сектантская организация — это не религиозная организация в том виде, как мы обычно привыкли ее себе представлять. Если ее с чем-то сравнивать, то больше всего она похожа на мафию или на кадровую партию ленинского типа — сжатую “в один громящий кулак”, с железной дисциплиной и беспрекословным подчинением, с совершенно определенной нацеленностью на захват ключевых позиций (почта, телефон, телеграф и т. д. — в данном случае в переносном смысле) для овладения сначала одной страной, а затем и всем миром”. (Там же)

В Беларуси создана жёсткая иерархическая структура власти, беспрекословно подчиняющаяся и подотчётная единственному человеку: мессии-Лукашенко.

Если демократическое свободное общество (политические ценности народного большинства) характеризуются балансом, обеспеченным разделением законодательной, исполнительной и судебной властей, а также максимальной подотчётностью чиновников народу, то в Беларуси все три ветви власти сосредоточены в одних руках, и представители власти по существу подотчётны одному человеку.

Подчиненность Лукашенко исполнительной власти понятна. По сути должность президента и предполагает, что он возглавляет исполнительную ветвь власти. Однако в демократических странах кабинет министров и ключевые чиновники как минимум согласуются с парламентом.

В нашей стране Парламент теоретически может, например, не согласовать кандидатуру премьер-министра, выразить вотум недоверия правительству или заблокировать какую-либо правительственную программу. Однако это только даст президенту формальное право на роспуск Парламента (Статья 94 Конституции Республики Беларусь). Так что Лукашенко властвует над исполнительной ветвью фактически безраздельно и бесконтрольно.

Теоретически именно Парламент должен быть основной законодательной ветвью власти. Однако фактически его законотворческие функции серьёзно ограничены. Так, например: “Проекты законов, следствием принятия которых может быть сокращение государственных средств, создание или увеличение расходов, могут вноситься в Палату представителей лишь с согласия Президента Республики Беларусь либо по его поручению – Правительства Республики Беларусь. Проекты законов, по содержанию расходящиеся с временными декретами или указами Президента Республики Беларусь, до отмены или признания утратившими силу временных декретов или указов Президента Республики Беларусь либо их соответствующих норм могут вноситься в Палату представителей Президентом Республики Беларусь или с его согласия”. (Статья 47 Закона РБ “О Национальном собрании Республики Беларусь”)

Вообще фактически имеет место юридически уникальная ситуация, когда указ или декрет президента имеет верховенство над законами. Это закреплено в Конституции: “В случае расхождения декрета или указа с законом закон имеет верховенство лишь тогда, когда полномочия на издание декрета или указа были предоставлены законом”. (Статья 137 Конституции РБ).

Отметим, что данное изменение в Конституцию внесено на том же референдуме 1996 года, на котором внесены в неё и другие изменения, расширяющие полномочия президента практически до полномочий самодержца.

Этих примеров уже достаточно, чтобы продемонстрировать, что законодательная власть находится также в руках мессии-Лукашенко даже без раскрытия особенностей формирования Национального Собрания, при которой часть депутатов Совета Республики напрямую назначается президентом, а избирательный процесс происходит таким образом, что в Белорусский парламент представители настоящей оппозиции не попадают.

Судебная власть также находится в руках одного человека. В частности, судьи общих и хозяйственных судов, от районных до высших, назначаются президентом. Даже 6 из 12 судей Конституционного суда назначаются президентом, а остальные 6 верхней Палатой Парламента который, де факто, тоже зависим от президента, как мы видели выше.

Что касается подотчётности народу, то практически вся вертикаль власти вплоть до местных властей, а также руководители госпредприятий, госвузов, других госучреждений назначаются президентом, либо по согласованию с президентом. Поэтому естественно, что они заинтересованы больше в проявлении лояльности их назначившему мессии, чем в заботе об уважении со стороны народа.

Таким образом вся система власти в Беларуси полностью соответствует признакам организационной структуры в тоталитарных (деструктивных) культах (сектах).

3. Метод. “Метод — это то, что делает лидера лидером. Это то его изобретение, с которым он начинает покорение мира. Метод должен быть простым, доходчивым, всеобъемлющим, но при этом ключи от него должны всегда находиться в руках у гуру или организации. До конца этот метод всегда непередаваем, вне организации его применять нельзя, вне организации он неприменим и невоспроизводим”. (Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования)

В мифологии режима методом является некая почти мистически непостижимая уникальная социально-экономическая белорусская модель “рыночного социализма”. Только она может принести в неясной по срокам перспективе процветание Беларуси. Но полностью понимает суть её и умеет с ней управляться только мессия-Лукашенко. Так что какие бы временные трудности ни переживала страна сегодня, без Лукашенко она не сможет двигаться к процветанию, да и вообще погрузится в социально-экономический апокалипсис. А пока “надо потерпеть”…

4. Эзотерический разрыв. По простому: вербовка через обман. “При поступлении в секту, при вербовке человеку никогда не сообщается об истинном содержании учения секты, о том, что будет потом”. Сектантские вербовщики практически всегда предлагают плакатно-идеальный образ культа. Изнанка открывается по мере погружения человека в зависимость от него.

В случае рассматриваемого режима можно, например, сравнить лозунги с митингов в его поддержку с реальностью, которую режим порождает.

Рассмотрим лозунги с пролукашенковского митинга:

1. “Наша сила в единстве народа!” Кто в здравом уме откажется солидаризироваться с таким утверждением?!

Вот только в действительности мифология культа основана на разжигании раскола в обществе: оппоненты демонизируются, предстают невменяемыми подкупленными предателями Родины, агентами зарубежных спецслужб, которые спять и видят как развалить Беларусь, погрузить её в непроглядных хаос цветной революции и так далее. То есть обещается единство народа, а в процессе культовой индоктринации порождаются гнев и ненависть к инакомыслящим.

Для подтверждения демонизированного образа оппонентов активно создаются провокации и фейки. Так историческая национальная символика, созданная до нацизма, объявляется нацистской. В СМИ без проверки и экспертиз вбрасываются записи якобы активиста оппозиции, который обещает резать “крестоносцев” режима ОМОН; в запугивающих цветным “апокалипсисом” роликах используются под видом беспорядков в Минске в августе 2020 года картинки с беспорядков в Барселоне в 2019 году и так далее

.2. “Русь святая, храни веру Православную!”. Лозунг очевидно играет на том, что большинство верующих белорусов исповедуют православие. Этот лозунг представляет властителя гарантом сохранения свободного исповедания православия.

За скобками, однако, остаётся тот факт, что Лукашенко закулисно ведёт политику, в которой пытается добиться автокефалии для Белорусской Церкви и поставить во главе её лояльных ему лиц с тем, чтобы превратить в карманный инструмент манипуляции электоратом… Интересно, пришла бы на митинг православная женщина, если бы знала, что поддерживая Лукашенко она поддерживает мечты об автокефалии Белорусской Православной Церкви?

Кроме того, поддержка режима, построенного вокруг культа личности, где мессия-правитель выступает фактически идолом, чревата впадением в грех идолопоклонства: “Не надейтеся на князи, на сыны человеческия, в нихже несть спасения”. (Пс. 145:3)

Помимо этого поддерживаемый участниками акции режим уже совершил ряд действий, несовместимых с христианской моралью.

Но каятся и извиняться не собирается. Глава БПЦ, в частности, призывал Лукашенко остановить насилие и начать диалог. И если Координационный совет его оппонентов всячески настаивает на мирном диалоге и переговорах, то Лукашенко снова раздаёт поручения о зачистке протестов силовикам, а от диалога отказывается.

Выходит, лозунг мероприятия сулит верность Православию, а на деле заставляет поддерживать амбиции идола, поступающего против христианской морали и остающегося глухим к призыву главы Православной Церкви Беларуси.

Наконец, один из основных рекламных посылов режима в том, что Лукашенко гарант безопасности и мира в Беларуси. Но в действительности именно из-за непримиримой позиции Лукашенко, не готовности его к диалогу с огромной частью общества, на белорусских улицах зверствовали воспитанные на мифологии режима отборные отряды силовиков, погружая страну в беззаконие и страх, проливая кровь мирных и часто случайных граждан вместо того, чтобы точечно нейтрализовывать редких провокаторов. А устроенные штыками режима пытки и истязания, подтвержденные не только белорусами, но и российскими репортёрами и блогерами, по жестокости сравнимы разве что со зверствами бандеровцев.

Между тем, если Лукашенко уверен в правдивости культового мифа, что у него поддержка 80% избирателей, он мог бы спасти страну от любых злобных (с позиции культового мифа) планов оппозиции, от массовых протестов и забастовок совершенно просто, совершенно мирно и бескровно. Стоит ему только провести выборы с допуском всех сильных альтернативных кандидатов и с таким гласным и прозрачным подсчётом, что оппозиция и пискнуть бы не посмела, что результаты недостоверны!

Итак, Беларусь оказалась во власти тоталитарного политического культа с признаками экстремизма.

“ТЕРРОР (терроризм) (латинское terror – страх, ужас), насильственные действия (преследования, разрушения, захват заложников, убийства и др.) с целью устрашения, подавления политических противников, конкурентов, навязывания определенной линии поведения”.

Современная энциклопедия, 2000.

Стоит отметить, что идеологи режима применяют сектантские технологии того, что в народе называется “зомбированием” или “промыванием мозгов”. Но об этом подробно в другой раз. Если у меня не отнимут такую возможность.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Будь щедрым — поделись:
  • 10
    Поделились

Обсуждение закрыто.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

О нас

Консультация сектоведа в Беларуси. Помощь при столкновении с деструктивным сектантством: сектологический анализ и прогноз ситуации, консультирование по управлению взаимодействием с культистами, консультация по выходу и др. УНП: 192947769

Контакты

+375 (29) 779 18 04