Чем магия не угодила религии?

Главная / Экстрасенсорика, магия и целительство / Чем магия не угодила религии?

“Борьба с кокурентами!” — хочется ответить с ходу на вопрос заголовка. Но если придержать внушенный атеистической пропагандой рефлекс и подумать, то окажется, что не так всё просто.

Конкуренция возникает там, где несколько операторов предлагают удовлетворение одной и той же (одних и тех же) потребности(-ей). Конкуренты, например, все, кто борется за ваш кошелёк, предлагая утолить физиологическую жажду. Но производитель колы не конкурирует с производителем чипсов. Напротив, умело объединив усилия они даже могут стимулировать продажи друг друга.

А на какую главную потребность нацелена религия? Изучая отличие религии от близких понятий (мифологии, в частности) очень ёмко и точно определил суть её блестящий диалектик и историк философии Алексей Лосев: “религия есть субстанциальное самоутверждение личности в вечном бытии” (См.: Алексей Лосев, Диалектика мифа). Чуть более развёрнуто об этом же пишет историк религиозных идей профессор Андрей Зубов: “Религия это есть способ или совокупность способов достижения человеком Бога, смертным — бессмертного, временным — вечного” (См.: Зубов Андрей Борисович, История религий. Книга первая: Доисторические и внеисторические религии. Курс лекций). Таким образом религия является главным образом ответом на две глубинные потребности человека: потребность в бессмертии и потребность в осмысленности, смысле жизни.

Дело в том, что смысл предмета всегда внеположен самому предмету. Скажем смысл ложки не в том, чтобы быть округлым вогнутым предметом с ручкой, а в том, чтобы помогать кушать пищу. И смысл процесса поедания пищи не в том, чтобы есть, а в том, чтобы насытить организм необходимыми для поддержания жизни компонентами. Так и смысл жизни как целого логически должен быть за пределами самой жизни. Религия устанавливает этот смысл как раз за её пределами: в вечности.

А на удовлетворение каких потребностей нацелена магия? Понять это не трудно, проанализировав, что предлагают маги: решение любовных и семейных проблем, решение вопросов со здоровьем, магическое привлечение денег и удача в бизнесе… Соответственно и защиту от конкурирующих магических воздействий всё это отнимающих.

Другими словами, если религия нацелена на утверждение личности в вечности, то магия направлена на утверждение личности в этом “посюстороннем”, материально-чувственном, временном мире.

Значит, религия и магия работают в разных сферах и не являются прямыми конкурентами.

Скажем, вопросами здоровья помимо магов, занимаются и медики. Но религия не имеет к ним тех претензий, которое имеет к магам. Наоборот, не каноническая, но очень авторитетная учительная книга Иисуса Сына Сирахова внушает: “Почитай врача честью по надобности в нем; ибо Господь создал его, и от Вышняго врачевание…” (Сир. 38:1-2). “Основы социальной концепции РПЦ” напоминают: “Лучшие представители древней медицины, причисленные к лику святых, явили особый образ святости – бессребреников и чудотворцев. Они были прославлены не только потому, что очень часто завершали свою жизнь мученической кончиной, но за принятие врачебного призвания как христианского долга милосердия”. Иеромонах Иов (Гумеров) рассказывает“Когда в IV веке среди части христиан появились мнения, что обращение к земным врачам есть признак несовершенства и неполноты веры, то святитель Василий Великий и другие святые отцы выступили против таких взглядов”.

Итак, претензии Церкви к магии не вопрос конкуренции. А чего тогда?

Это вопрос принципиально разного, противоположного, антагонистичного мировоззрения. Магическая практика и религиозная жизнь формируют совершенно непримиримые психологические установки. Первая воспитывает психологию потребления, вторая — служения.

Магия основана на том, что определенными словами и действиями можно заставить духовный мир обслуживать “посюсторонние” потребности и интересы человека.“Магический ритуал ориентирован прагматически — в большей степени на “материальный” результат, чем на ценности знакового порядка. Смысл магического действия не в “служении” высшей силе, а в обслуживании человеческих потребностей”. (Гараджа В., Социология религии)

Религия же формирует психологию служения духовному миру, высшим ценностям даже вопреки иногда, “посюстороннему” комфорту и личным потребностям и интересам.

Часто в поисках магических элементов в Церкви любят сравнивать заговор и молитву, обряды магические и религиозные. Однако магический заговор (заклинание) и обряд, если совершены верно, действует помимо воли духовных сил: так же неизбежно, как подброшенный камень неизбежно падает в силу слепого и безвольного закона тяготения.

А молитва это просьба, обращенная к Богу и духовным силам. Верующий может получить на неё как положительный, так и отрицательный ответ. Логика молитвы строится по образцу, данному Христом в Гефсиманском саду: “Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет” (От Луки 22:42).

Религиозный обряд это символическое выражение какой-либо духовно значимой мысли и молитва, но не приказ. Скажем каждением священник одновременно выражает присутствие в храме благодати Божией и просит Бога об освящении верующих.

Прославленный чудесами исцеления других, апостол Павел не смог вымолить исцеления сам себе. Потому, что в религии физическое здоровье и благополучие не самоцель и даже вредны, если могут повредить духовому здоровью, от которого зависит участь в вечности:

“И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но *Господь* сказал мне: “довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи”. И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова” (2. Коринфянам 12:7-9).

Вообще религия строится на доверии ко всеблагой, хоть и не всегда нам понятной, воле Бога. “Сами себе, и друг друга, и весь живот (жизнь — ред.) наш Христу Богу предадим”, — возглашается призыв на каждой литургии.

Магический подход напротив внушает, что можно решить свои проблемы, не заморачиваясь согласованием с волей Бога. Наоборот, Бог бессилен, если магический ритуал совершен верно.

В религии молитвы к святым и ангелам это только призывы вместе с нами помолиться о наших нуждах перед Богом. А саму помощь человек ждет непосредственно от Бога. Даже “честнейшей херувим и славнейшей без сравнения серафим” Богородице христиане молятся как к Заступнице и Ходатаице:

“…Не презри меня, бедного, не попусти до конца погибнуть мне, недостойному рабу Твоему, но употреби Матерния Твои молитвы, исцели окаянную мою душу, немилосердо сокрушенную лукавыми моими страстями… Приятны прошения Твои Единородному Сыну Твоему… Потому и радуется Он ходатайствамТвоим и, почитая славу Твою Своею собственной, по долгу исполняет прошения Твои… Посему, пренеукоризненная Ходатайница мира, повинный во многих грехопадениях с покаянием припадаю к Тебе, скорой в нуждах Помощнице, по Боге Защитнице, надежному и сильному о мне предстательству, и из глубины сердца взываю: помилуй меня… Твоими Матерними молитвами соделай благоприятным Сыну Твоему и Богу, Небесного Царствия сподобив, меня, хвалящего и благословляющего Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь”.

Магия ожидает непосредственных действий от духовных сил, минуя Бога.

У религиозного человека сразу возникает ряд вопросов:

“Какие духи могут решиться действовать без согласования с Богом?”

“От кого может исходить идеология, возогревающая чувство гордыни, властного превосходства не только над людьми, но и над духовными силами?”

“Кто может стоять за идеологией, приучающей забывать в различных обстоятельствах о Боге, Его воле, Его промысле и полагаться только на личную волю?”

“Кто стоит за идеологией, которая вместо евангельского: “ищите прежде Царства Божия, а остальное приложится вам” (ср.: Мф. 6:33), внушает сосредоточиться исключительно на поисках того, что в евангельской формуле “приложится”, а о Царстве Божием и не вспомянуть при этом?”

“Кто стоит за кощунственной — контекстуально подразумеваемой в магии — идеей о бессилии Бога перед “механикой” магического обряда?”

Понятно, что после такого анализа магия классифицируется как практика взаимодействия с падшими духами, бесообщение, демонослужение.

“БезМеня неможетеделатьничего”, — говорит Христос своим последователям. Но маг решительно возражает: “Не парься, счас всё сделаем и помимо Него!”

Ну, и как религия должна относиться к практике и идеологии, оспаривающей истины священного для неё Писания?!

Хотя за ориентир я взял православное христианство. Но подобная ситуация и в отношении к магии других монотеистических религий. Например в Исламе колдовство понимается как “союз между колдуном и шайтаном (демоном — ред.), при котором колдун совершает некоторые запрещённые обряды многобожия, из-за чего шайтаны помогают ему и выполняют его требования”. В традиционном Иудаизме “Талмуд, особенно Мишна, следует Библии в строгом запрете всякой магии, которая приравнивается к идолопоклонству (Санх. 7:7). Осуждению подвергается врачевание с помощью магических формул (Шаб. 6:10; Санх. 10:1)”. (Электронная еврейская энциклопедия)

Так что не стоит запивать колу молоком и мешать в жизни магию и религию!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Будь щедрым — поделись:

Обсуждение закрыто.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

О нас

Консультация сектоведа в Беларуси. Помощь при столкновении с деструктивным сектантством: сектологический анализ и прогноз ситуации, консультирование по управлению взаимодействием с культистами, консультация по выходу и др. УНП: 192947769

Контакты

+375 (29) 779 18 04