“Cысоевцы”: миссионерская норма или внутрицерковное сектантство?

Главная / Ортодоксия / “Cысоевцы”: миссионерская норма или внутрицерковное сектантство?
На фото: Свидетели Иеговы Сысоева достают “миссионерят” жителей города Жодино. А отец-благочинный в курсе?!

После двух заметок, посвящённых миссионерской группе Александра Чурбакова, орудующей в Минске, в личку стучатся с просьбой сделать обзор того самого намечавшегося с “Адвентистами 7 дня” диспута, о котором шла речь. Увы, друзья, не могу исполнить вашу просьбу! Диспут не состоялся. Сам Александр Чурбаков, возможно наивно полагая, что сектовед с многолетним стажем не умеет устанавливать контакты с инославными, сообщил, что мероприятие приобрело закрытый характер, а потому меня на нём не ждут даже в качестве наблюдателя. Однако пастор местной церкви по ул. Васнецова Богдан Леонидович Крюков пояснил, что не дал благословения на проведение диалога в формате обостряющей религиозную рознь баталии. “Признаюсь, был немного удивлён подобной инициативе со стороны представителей Православия, поэтому багодарю Вас за пояснение данной ситуации”, — дипломатично добавил пастор Адветистов.

В действительности деятельность группы Чурбакова вписывается в более широкую проблему так называемой миссионерской школы отца Даниила Сысоева. Некий непоименованный апологет Чурбакова (ссылку на анонимку мне прислал сам Александр) выказал готовность под запись лицом к лицу провести со мной дебаты. Сам его опус я не комментировал (ибо принципиально не принимаю анонимок), но в формате открытом согласился на проведение дискуссии по теме: «”Сысоевцы”: православная норма или внутрицерковное сектантство?» Вот только что-то не дождусь обратной связи от этого смельчака. Поэтому решил бегло обозначить некоторые моменты в “сысоевцах”, которые вызывают беспокойство.

Культ личности отца Даниила Сысоева

Канонизация не состоялась, но иконы готовы… Нет, среди сысоевцев нет культа личности отца Даниила!

Вообще культ личности священнослужителя является одним из показателей внутрицерковного сектантства. Конечно на словах сысоевцы отрицают культ личности отца Даниила. Но попросите их назвать три—четыре серъёзных идейных разногласия с ним и увидите всю цену этих отрицаний.

Вред состоит в том, что вся широта богословско-экзегетической и миссионерско-методологической традиции Церкви в сознании сысоевцев сужается до личных взглядов и практик отца Даниила (как они понимаются сысоевцами). Такой узко-сектантский взгляд характеризуется отрицанием всего прочего богословского и методологического багажа Церкви как неправославного, еретического, губительного…

За что не любят сысоевцев?

Вот за такую дикую самоуверенность. (в данном случае – юный сысоевец преисполнен решимости от имени Бога посылать некрещеных младенцев в ад: “позиция Бога такая, как я написал”).

Про то, что есть сложное искусство герменевтики, им неведомо: попавшаяся на глаза цитата им кажется само собой разумеющейся и достаточной для установления истины и познания Бога. Это у других очки на носу и бревна в глазах. У них же стопроцентное зрение и никакого субъективизма в восприятии текстов и реальности, что гарантирует им статус безошибочных толкователей писания и предания.

Причем это не только у учеников, свою погромную движуху скромненько назвавших “Божья воля”.

Это ярчайшая черта самого о.Даниила, который изначально пришел в семинарию не для того, чтобы учиться, а чтобы учить всех, включая преподавателей.

Как сказал Сысоев одному человеку, просившему у него помощи в выходе из псевдоправославной секты: “мой путь – в рай, ваша дорога – в ад” (мать этого человека в Грозном рассказала мне этот случай).
Еще одна цитатка из их гуру: “Если я что-то говорю от себя, я предупреждаю. В остальных случаях я говорю от имени Бога”. (Андрей Кураев, протодиакон)

При такой интеллектуальной узости сысоевцы фактически проповедуют не Православие, а только весьма ограниченную имеющуюся в нём частную традицию.

Причём, прямо скажем, традиция эта довольно радикальная и вызывающая скорее отвращение, чем симпатию (за исключением лиц, склонных к радикализму).

Ещё при жизни отец Даниил не раз обвинялся в распространении экстремистских и оскорбительных взглядов в отношении оппонентов. В частности, мусульман.

Можно, конечно, списать это на озлобленность самих мусульман. Однако деятельность других наших успешных миссионеров и полемистов — Ильинского, Яковлева, Тимофеева, отца Олега Стеняева, иерея Иоанна Васильева, архимандрита Даниила (Баянторо) и др. — не вызывает у них столько негатива и раздражения.

В выпускном квалификационном исследовании иерей Алексий Трошин отмечает:

“Среди многих начинающих миссионеров очень часто можно встретить людей, которые, проповедуя мусульманам, стремятся всячески указать им на их неправоту и заблуждение. Христианский миссионер, желая «просветить» своего собеседника — мусульманина, считает своим долгом унизить и развенчать все, что является для мусульманина святым. Например, он всячески критикует Коран, потешается над Мухаммедом и подвергает осуждению исламские обычаи. После подобного вступления он со всею серьезностью приступает к изложению евангельского учения о спасении. Такая миссионерская тактика в отношении мусульман в наше время, особенно в России, на наш взгляд недопустима, так как во многом дискридитирует христианство и заведомо отвращает иноверцев от проповеди”. (Алексий Трошин, иерей, Православная христианская миссия в исламской среде в России: история и современность // Вестник Миссионерского отдела Московской Епархии, N 5-6 (205-206) /Сентябрь-Декабрь 2016)

Фактически это описание миссионерского подхода сысоевцев. И не только к мусульманам.

Сам исследователь заключает:

«В ходе нашего исследования мы пришли к выводу, что основой для ведения успешной миссионерской деятельности в исламской среде является правильно построенный диалог между православным миссионером и представителями ислама.

Бывший Архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) о взаимодействии Православия и ислама говорил, что отношения между двумя этими религиями “должны строиться на основе знаменитого аята Корана о “близости по любви” между нами. Русский востоковед Саблуков перевел этот стих так: “Нет у мусульманина лучших друзей, чем христиане”».

Однако в психологии сысоевцев миссия это интеллектуальная битва, в которой необходимо доказать оппоненту, что его духовный опыт, его традиция заслуживает осуждения и отвращения, какие переживает к ним сам “миссионер”-сысоевец.

Но миссионерскую речь в Афинах апостол Павел не начал в духе сысоевцев: “Афиняне, по всему вижу, что вы люди особенно богомерзкие, ибо повсюду у вас нахожу капища демонослужительские…” У него было нечто противоположное:

“Афиняне! по всему вижу я, что вы как бы особенно набожны. Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано «неведомому Богу». Сего -то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам.” (Деян 17:22-23)

Вот этой любви, способной увидеть доброе и опереться на него в проповеди, не хватает миссиологии сысоевцев.

“Сначала полюби тех, кому хочешь рассказать о Христе, затем сделай так, чтобы они тебя полюбили, а потом говори им о Христе”, — завещал наш замечательный миссионер святитель Николай Японский.

Ещё один элемент апостольской миссионерской традиции — глубокое понимание и уважение традиций и культуры адресатов. В той же проповеди в Ареопаге апостол опирается на особенности собственного философски-религиозного мышления афинян, цитирует их поэтов. В другом месте апостол признаётся: «Будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобресть: для иудеев я был как иудей, чтобы приобресть иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобресть подзаконных; для чуждых закона как чуждый закона не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, чтобы приобресть чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобресть немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по-крайней мере некоторых. Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его…» (1 Кор. 9:19-23).

Основатель православной христианской миссии в исламской Индонезии архимандрит Даниил (Баянторо) пишет: «Я думаю, что в любой миссионерской работе мы должны досконально знать местную культуру и уметь говорить в границах данного культурного языка, поскольку иначе наше слово может быть не услышано и не понято. Так, когда вы говорите с мусульманином, вы должны понимать образ мыслей мусульманина. Даже не пытайтесь в речи использовать привычные для христианина термины, православные понятия, потому что они не будут поняты мусульманином».

К сожалению, не только в диалоге с иноверцами, но и с инославным сысоевцы зачастую демонстрируют стремление скорее к монологу, чем к диалогу. Вероучение оппонентов они подают в каком-то предвзятом упрощённом, даже карикатурном — удобном для критики и осмеяния — виде. При этом когда оппонент пытается скорректировать это неадекватное представление, сысоевец по-прежнему настаивает в духе: “Нет, вы верите так как я сказал. И вот почему это нелепо…”

Увы, пример подобного поведения мы находим у самого отца Даниила. Так, в 2007 году предстоятель Русской православной старообрядческой церкви митрополит Корнилий вынужден был обратиться в отдел внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС) по поводу статьи иерея Даниила Сысоева “Размышления о протопопе Аввакуме, церковной смуте и любви к Родине”, в которой всматривались ложь

“Не скрывая своей резко неприязненной позиции к Старой Вере, автор публикации предлагает читателю факты, никогда не имевшие место в истории, и на основе их выдвигает серьезные обвинения старообрядчеству…, — сетует предстоятель иноверцев. — Печально, что эти клеветнические, разжигающие межрелигиозную вражду заявления появились на страницах журнала, выходящего с благословения Патриарха Алексия II“.

ОВЦС вынужден был признать справедливость замечаний и предложил провести круглые столы, дабы загладить возникшие недоразумения.

Нужно ли говорить, что это не миссионерское, а антимиссионерское поведение?

Проблема в том, что сами сысоевцы не замечают за собой ни монологичности, ни презрения к духовному опыту визави, ни своего эгоизма, надменности и самолюбования. На словах они любят своих адресатов и готовы слышать. Но факт остаётся фактом.

В частности, судя по известным мне эпизодам Чурбаков (его группа) не иначе как навязывает свой формат общения, не считаясь с потребностями собеседников. Так, в одном поведанном мне случае собеседник в качестве продолжения краткого общения накануне во время следующей встречи ожидал углубления знакомства “просто по-человечески”, но был огорошен тем, что Александр явился с полемическими заготовками и назойливым желанием диспута. Видимо, такие предварительные условия миссии как: “полюби тех, кому хочешь рассказать о Христе, затем сделай так, чтобы они тебя полюбили” у сысоевцев не в чести.

Экстремизм

Под экстремизмом в данном случае я имею ввиду крайние взгляды, в том числе, оправдывающие провокационные методы и насилие.

Вот что, например, о казни еретиков пишет Даниил Сысоев:

“Казни ересиархов такого типа как жидовствующие (манихеи, гностики и т.д.) всегда одобрялись Церковью и всеми православными. … Убийство – грех, а казнь – доброе дело. Убийство запрещено Богом, а казни прямо санкционированы. … За одобрение сожжения еретиков и предание их другим казням Церковью в тот исторический период, современная Церковь в лице патриарха, всего клира и мирян НЕ должна принести покаяние. … Я убежден, что те, кто придерживаются других точек зрения не являются христианами. … не стоит пытаться прикрываться преп. Нилом. … Нил НИКОГДА не выступал против казни еретиков, как не выступал никакой нормальный христианин.”

Как видите, экстремистскую позицию Сысоев не только высказывает сам, но даже не считает христианами тех, кто мыслит иначе.

А между тем, среди таких “нехристиан”, например, преподобный Фёдор Студит, который в Послании 26 (214) к Феофилу, епископу Ефесскому делает богословский анализ темы с таким выводом:

“Начальствующие над телами имеют право наказывать виновных в преступлениях, касающихся тела, а не виновных в делах душевных; ибо право наказывать последних принадлежит управляющим душами, и наказания здесь суть отлучения и прочие епитимии.
Так, Владыка, думаем мы, уничиженные; и, скажем по неразумию, даже Блаженнейшему Патриарху нашему мы дерзновенно сказали, что Церковь не мстит мечом, и он согласился с этим. Императорам же, совершавшим убийство, мы сказали, первому: “Не угодно Богу такое убийство”, а второму, требовавшему одобрения на убийство: “Прежде пусть снимут мою голову, нежели я соглашусь на это”. Таков ответ от нас, грешных. Вы же, святейшие, если читали другое Евангелие, которого мы не знаем, то хорошо; а если нет, то вдумайтесь в то, что объявил апостол”.

С ним солидарен ссылающийся на каноны святитель Григорий Великий, Папа Римский:

“…Я жажду мира со всеми. Но если вы каноны не соблюдаете и ниспровергаете постановления древних, то я не узнаю вас… А что правила гласят о епископах, которые хотят внушить страх бичами, это ваше братство хорошо знаете: мы поставлены пастырями, а не убийцами. Апостол говорит: «обличи, запрети, умоли, со всяким долготерпением и учением». Это новая и неслыханная проповедь – стеречь веру побоями”. (Святитель Григорий Великий. Письмо 52, к Иоанну // Цит. по: Кураев Андрей, протодиакон, Миссия и насилие) .

Святитель Иоанн Златоуст в Беседе 46 на Матфея (Мф. 13:24–30; притча о плевелах и пшенице) пишет:

“…А для чего Господь вводит рабов, рассказывающих о случившемся? Чтобы иметь случай сказать, что не должно убивать еретиков… Заметь также усердие слуг: они сейчас же готовы выдергать плевелы, хотя поступают не совсем осмотрительно… Что же отвечает им господин? Запрещает, говоря: «Нет, – чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы». Этими словами Христос запрещает войны, кровопролития и убийства. И еретика убивать не должно, иначе это даст повод к непримиримой войне во вселенной”.

А в Беседе о священномученике Фоке и против еретиков говорит ещё красивее:

“Но слушайте внимательно то, что говорится; псалом (141-ый — ред.) сегодня выводит нас на ратоборство с еретиками, не для того, чтобы свалить их стоящих, но чтобы восставить лежащих; такова именно наша война: не из живых она делает мертвыми, но из мертвых приготовляет живых, изобилуя кротостью и великим смирением. Я гоню не делом, а преследую словом, не еретика, но ересь, не человека отвращаюсь, но заблуждение ненавижу и хочу привлечь к себе (заблуждающегося); я веду войну не с существом, потому что существо – дело Божие, но хочу исправить ум, который развращен диаволом. Как врач, леча больного, не против тела воюет, но истребляет повреждение тела, – так и я, если буду сражаться с еретиками, то сражаюсь не с самими людьми, но хочу истребить заблуждение и очистить гнилость. Мне привычно терпеть преследование, а не преследовать, быть гонимым, а не гнать. Так и Христос побеждал, не распиная, но распятый, не ударяя, но приняв удары”.

Да, есть в истории Церкви преподобный Иосиф Волоцкий, требовавший от государства казни еретиков. Но есть и ответ на его аргументы учеников преподобного Нила Сорского — заволжских старцев:

“…И апостол Петр низверг молитвой Симона-волхва, потому что при цезаре Нероне назвал себя сыном Божьим коварный злодей, так что за большое коварство и зло принял он от Бога заслуженный приговор. Сотвори и ты, господин старец Иосиф, молитву, и если есть недостойные еретики и грешники, то поглотит их земля. Но если принимает Бог покаяние еретика и грешника, не будешь ты услышан. А мы имеем в виду разбойника, спасшегося покаянием, и мытаря, очистившегося милосердием, и помним, что рыдающая блудница прощена и Господь назвал ее дочерью; апостол Павел ослепил молитвой Елиму-волхва, потому что стремился тот отвратить проконсула от веры, но сам же апостол Павел написал: «Пусть бы мне была анафема, то есть проклятье, от Христа моего, спаслись бы только мои братья-израильтяне». Видишь, господин, как душу свою кладет он за братьев заблудших, чтобы спаслись, и не сказал им, чтобы огнем сгорели или земля их поглотила, а могли они претерпеть от Бога и это. Вот, господин, епископ катанский Лев связал епитрахилью и сжег Илиодора-волхва и другого волхва, Исидора, также сжег молитвой при византийском цесаре. А ты, господин Иосиф, почему не испытаешь своей святости? Связал бы архимандрита Касьяна своей мантией, и пока бы он не сгорел, ты бы связанного его в огне держал! А мы бы тебя, из пламени вышедшего, приняли как одного из трех отроков!

Пойми, господин Иосиф, велика разница между Моисеем, Илией и апостолом Петром, апостолом Павлом, между тобой и ими! Кто бы из них, господин, знал про великое милосердие Бога, если бы сам он не открыл его людям, принимая раскаявшегося грешника, как, например, блудницу и мытаря, как того скверного Манассию, который пятьдесят два года поклонялся идолам и весь Израиль заставил жить в беззаконии, но в одно мгновение покаялся и прощение получил? Представляешь ли, господин, сколько за пятьдесят лет погибло душ в народе израильском, чему виной был царь Манассия? Но человеколюбие Бога превозмогло преступление Манассии: в Вавилоне был он заключен в медь и покаялся там перед Господом, тогда разбил медь ангел Господень, перенес его в Иерусалим, где и прожил он остаток лет в покаянии. А апостол Петр сказал, вопрошая Господа: «Господи, если брат мой грешит, прощать ли его на дню по семи раз?» И сказал Господь: «Не скажу тебе — по семи, но семьдесят раз по семи прости его!» Такова милость твоя, Человеколюбец! Слава, Господи, бессчетной щедрости твоей, по истинному приговору назван ты милостивым и бесконечно терпеливым к человеческим порокам, ведь праведных ты любишь, а грешных прощаешь — ныне и навечно!”

Но в итоге Сысоев и сысоевцы исключают целый пласт святоотеческой мысли из истории Церкви, оставляя только вырванные из культурно-исторического контекста частные мнения, которые сегодня звучат как экстремистские, оправдывающие насилие. Не удивительно потому, что акции таких сысоевских организаций как “Божья воля” носят прямо провокационный и даже насильственный характер. Как, например, погромы выставок. Благо до “казней” инакомыслящих ещё не дошли! Они ведь хотят всучить эту прерогативу государству. Но государство пока от такой “чести” открещивается.

Таким образом, своим своеобразным, мягко говоря, миссионерством сысоевцы дискредитируют Православие, создают ему репутацию культурно дикой, хамской, экстремистской организации, готовой “мечом” подавлять инакомыслие и насильно навязывать свою веру.

Подмена миссионерства прозелитизмом

Мои эксперименты по опросу сысоевцев на предмет разницы между прозелитизмом и миссионерством демонстрируют освоение темы на уровне примитивной готтентотсккой морали: “Когда мы у бушменов корову уведём — добро. А когда бушмены у нас — это зло”. Иными словами: “Если мы увели кого-то из инославия, это миссионерство, это хорошо; если инославные увели кого-то из Православия это плохо, это прозелитизм”.

Когда спрашиваешь, нет ли тут двойных стандартов, то следует речь на тему, что Православие это традиционная конфессия у нас, поэтому уводить из него это дурно и прозелитизм. А возвращение инославного к родным истокам это хорошо, это миссионерство. Только вот тогда получается, что обращая язычников апостолы занимались практически этим самым нехорошим прозелитизмом, а не миссионерством…

Куда более внятное представление у кандидата философских наук, заместителя председателя Синодального миссионерского отдела РПЦ игумена Серапиона. Изучив эволюцию терминов и их употребление в современных церковных документах в статье “Миссионерство и прозелитизм” он выделяет два существенных отличия прозелитизма от миссионерства:

1) прозелитизм хотя и декларирует целью заботу о спасении человека, но в действительности преследует прежде всего конфессиональные блага: стремиться пополнить ряды конкретной конфессии, безотносительно к благу данного человека;

2) прозелитизм использует предосудительные методы, такие как физическое, моральное и психологическое насилие, угрозы, подкуп материальными благами и социальными преференциями и т.п., то есть по сути это не столько свидетельство, сколько навязывание.

Российский историк религии и сектовед Борис Фаликов для прояснения разницы предлагает наглядную аналогию: “Миссионерство и прозелитизм отличаются друг от друга, как любовь и сексуальное домогательство”.

Другими словами: “То, что не навязывается, может быть избрано свободно. А это и есть суть миссионерства в противоположность прозелитизму, в котором всегда можно найти элемент принуждения”.

Но именно прилипчивой навязчивостью, манипуляцией страхом адских мук… даже готовностью использовать админресурс отличается миссионерская идеология сысоевцев!

Православные часто критикуют Свидетелей Иеговы за их непрошенные прозелитические вторжения в личное духовное пространство незнакомых людей. Группа Александра Чурбакова не только грешит тем же в так называемой уличной миссии, но идёт ещё дальше: идёт в чужие церкви…

Чтобы вы сказали, если бы сектанты повадились ходить в наши храмы, цеплялись там к прихожанам, непрошенно навязывая свои разоблачения наших “ересей” и уговаривая провести публичную дискуссию? Но такова манера миссионерского хамства сысоевцев.

Кстати про уличную миссию. В случае с группой Чурбакова в этом есть ещё один дискредитирующей элемент. Дело в том, что по Закону РБ “О свободе совести и религиозных организациях” религиозная литература может распространятся вне стен религиозной общины только в местах “в установленном порядке выделяемых для этих целей местными исполнительными и распорядительными органами” (ст. 26). За нарушение этой нормы мы не раз привлекали Свидетелей Иеговы. Я надеюсь Александр согласовал места раздачи своих буклетов и листовок с горисполкомом?!

Как это нет?! Ведь на своей странице ВКонтакте он целый пост посвятил, в котором как бы доказывает (пусть нелепо и неубедительно, но сейчас суть в другом — в позиции автора), что “уличные, несанкционированные с властями акции протеста – это нарушение Божией заповеди о покорности властям, потому что они нарушают как вполне четкие и прямые слова из Библии, так и действующее законодательство”.

Но ведь тогда выходит, что и несогласованные “уличные миссии” это тоже “нарушение Божией заповеди о покорности властям, потому что они нарушают как вполне четкие и прямые слова из Библии, так и действующее законодательство”! Ой, как неудобно получилось!

Только не надо теперь съезжать на то, что дескать, нужно более слушать Бога, а не человеков (Деян. 4:19)! Бог ведь ведь не предписывает непременно избирать для миссионерства противоречащие законодательству формы…

Всё даже ещё хуже! Считая погрязшего в страстях и злодеяниях, утратившего легитимность гражданина по-прежнему властью, Александр Чурбаков расходится в этой публикации с одним из авторитетов сысоевцев: преподобным Иосифом Волоцким, которого они любят вспоминать, обосновывая казни еретиков и государственные репрессии в “защиту Православия”:

“…Царь «есть Божий слуга» (Рим. 13, 4), для милости и наказания людям. Если же некий царь царствует над людьми, но над ним самим царствуют скверные страсти и грехи: сребролюбие и гнев, лукавство и неправда, гордость и ярость, злее же всего — неверие и хула, — такой царь не Божий слуга, но дьяволов, и не царь, но мучитель. Такого царя, за его лукавство, Господь наш Иисус Христос называет не царем, а лисицей: “Пойдите, — говорит Он, — скажите этой лисице» (Лк. 13, 32). И пророк говорит: «Царь надменный погибнет, потому что пути его темны» (Ср.: Иез. 28, 17–19; Дан. 5, 20)52. И три отрока не только не покорились повелению царя Навуходоносора, но и назвали его врагом беззаконным, ненавистным отступником и царем злейшим на всей земле (Дан. 3, 32). И ты не слушай царя или князя, склоняющего тебя к нечестию или лукавству, даже если он будет мучить тебя или угрожать смертью. Этому учат нас пророки, апостолы и все мученики, убиенные нечестивыми царями, но не покорившиеся их повелению”.

Так что “царя”, склоняющего к нечестию, к фактическому признанию лжи, насилия, подлости, беззакония…, слушать всё-таки не должно. В чём и заключается, собственно, мирный ненасильственный протест…

Но это так: к слову о глубине и последовательности мировоззрения сысоевцев.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Будь щедрым — поделись:

Обсуждение закрыто.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

О нас

Консультация сектоведа в Беларуси. Помощь при столкновении с деструктивным сектантством: сектологический анализ и прогноз ситуации, консультирование по управлению взаимодействием с культистами, консультация по выходу и др. УНП: 192947769

Контакты

+375 (29) 779 18 04