Контроль сознания на службе режима Лукашенко

Главная / Политические / Контроль сознания на службе режима Лукашенко

В предыдущий раз я показал, что режим Лукашенко имеет признаки политического тоталитарного (деструктивного) культа. В этот раз подробно остановимся на используемых им техниках культового контроля сознания.

Сразу скажем, что вульгарное представление о “зомбировании” или “промывке мозгов” в сектах не нашли научного подтверждения. То есть не существует методик психологического переформатирования сознания со 100% гарантией, исключающих всякую возможность сопротивления и последующего восстановления критического потенциала. Уже создатель одной из первых моделей “промывания мозгов” боролся с искажённым пониманием этого явления: “За этой паутиной семантической (и не только семантической) путаницы скрывается образ «промывания мозгов» как всесильного, непреоборимого, непостижимого и магического метода достижения полного контроля над человеческим сознанием. Разумеется, оно не является ничем подобным, и такое вольное применение превращает это слово во вдохновляющую идею, объединяющий принцип для страха, негодования, побудительных мотивов к подчинению, оправдания неудачи, безответственного обвинения и всего обширного диапазона эмоционального экстремизма”.1Лифтон Р. Что такое «промывание мозгов»? // Технология «промывки мозгов»: Психология тоталитаризма. — СПб.: прайм- Еврознак, 2005..

Однако существуют стратегические и тактические схемы применения методов психологического воздействия таким образом, чтобы максимально снизить порог критического восприятия и как можно дольше держать человека в плену культовых иллюзий. А также специальные манипулятивные приёмы, служащие этим целям.

Материалом для анализа особенностей культовой индоктринации режима Лукашенко послужили:
пропагандисткие сюжеты государственного телевидения и пропагандистские заметки в провластных письменных СМИ;
видеоматериалы с митингов в поддержку Лукашенко;
заметки идеологических работников режима в городских и районных исполкомах (на сайтах административных единиц, в местных СМИ, в соцсетях);
прорежимные пропагандистские телеграмм-каналы;
общение со сторонниками режима;
наблюдение за общением сторонников режима с политическими оппонентами.

За основу для анализа взяты две модели культового контроля сознания: классическая восьмифакторная модель Роберта Джея Лифтона и современная пятиэтапная модель социально-психологического обусловливания Энтони Стахельски.

Восьмифакторная модель контроля сознания Лифтона

Как можно догадаться из названия Джей Лифтон выделяет 8 факторов, обеспечивающих контроль сознания в деструктивных (тоталитарных) культах. Они же являются признаками культового контроля.

1. Контроль среды. По сути контроль общения внутри культа. Имеет два направления: поощрение общения, связанного с погружением в доктрину и жизнь культа, и формирование изоляции от обсуждения культовой проблематики по существу с критического ракурса.

Режим Лукашенко стремится превратить всё подвластное ему информационное пространство в источник пропаганды культовой мифологии. Помимо СМИ, телеграмм-каналов, соцсетей адепты вовлекаются в культовые митинги и встречи, на которых их также продолжают индоктринировать. В культовой мифологии предусмотрена мотивация для участия в таких мероприятиях: они подносятся как способы противодействия разрушительной активности врагов режима и, в конечном итоге, как личное участие в спасении Беларуси.

Изоляция в культах может быть не обязательно физическая. В большинстве случаев вполне достаточно идеологической. Так родственники попавших в деструктивные культы знают, что сперва их близкий пытается активно завербовать и их. Но если не получается, то теряет интерес к общению и даже начинает видеть в родных врагов. Это происходит потому, что с одной стороны культ мотивирует к активному распространению своей доктрины. Но с другой стороны предупреждает, что мир вне культа лежит под властью тёмных демонических сил. В том числе под их властью находятся и критически настроенные родственники, которые фактически являются невменяемыми и потому тратить время на споры с ними бессмысленно и даже вредно для духовного состояния культиста.

Нечто подобное происходит в культе Лукашенко. С одной стороны он мотивирует на распространение пропагандистских материалов и идей культа. Но с другой стороны предостерегает от обсуждения их по существу с оппонентами режима.

Так, многим сторонникам режима я пытаюсь донести, что если у Лукашенко действительно 80% поддержки, то он и мог бы легко, элегантно и гораздо дешевле, чем обходится экономике противостояние, свернуть протесты без насилия и крови. Достаточно провести повторно выборы с кандидатами, которых хочет видеть оппозиция, и с оппозиционными наблюдателями, независимыми экзит-пулами и кристально прозрачным подсчётом голосов. После этого у оппозиции не осталось бы аргументов и он спокойно продолжил бы свой правление. Вроде позиция с внутренней логикой. Казалось бы её можно рационально обсуждать.

Но вместо рациональной контраргументации сторонники лукашизма зачастую демонстрируют эмоциональное блокирование диалога. “С фашистом даже говорить не хочу!”, “Учи как правильно дышать своих!” и проч. в том же духе.

Причина в том, что культовая пропаганда действительно демонизирует несогласных, представляя в виде фашиствующих продажных отморозков либо безмозглых наивных баранов под управлением внешних тёмных сил, с которыми в любом случае разговаривать по существу бесполезно.

Интересный пример контроля среды являют культовые телеграмм-каналы, которые заводят чаты, но даже самых вежливых и корректных оппонентов стигматизируют как “провокатора” и на этом основании блокируют.

2. Мистическое манипулирование. Заключается в том, чтобы истолковать реальность так, чтобы она подтверждала культовую доктрину, либо специальное провоцирование ситуаций, которые потом используются для подтверждения культовой доктрины.

Например, для того чтобы использовать эффект внутренней сплочённости перед лицом врага, Свидетели Иеговы учат, что их культ находятся в состоянии постоянной теократической войны с демоническими силами, которые постоянно устраивают им неприятности и гонения в “этой системе вещей”. При этом во многих странах мира они нарочита нарушают законодательные нормы, регламентирующие деятельность и проповедь религиозных организаций. В итоге естественным образом провоцируют реакцию контролирующих и правоохранительных органов и эту реакцию выдают за гонения со стороны демонических сил. Таким образом секта сама порождает ситуации, которые для культистов интерпретируются так, что подтверждают истинность культового учения.

Режим Лукашенко использует подобные приёмы. По культовой мифологии в Беларуси проходят не мирные протесты из-за недоверия процедуре подсчётов на состоявшихся выборах с требованием новых выборов с прозрачной процедурой подсчёта и допуском снятых с предыдущих “по беспределу” кандидатов. Здесь якобы реализуется агрессивный сценарий цветного переворота по те же лекалам, что и в Украине.

Поскольку картинка мирных протестов “как есть” не вяжется с мифом об агрессивном вооружённо сценарии, режим сам заботиться о том, чтобы создать картинку насилия и беспорядков. Стоит отметить, что мирные акции перерастают в какие то беспорядки и силовые противостояния ровно там, где появляется ОМОН. В тех городах и сёлах, где милиция бездействовала или вообще не выходила на улицы все без исключения акции проходили абсолютно мирно, без вандализма, без драк, без захвата зданий, без порчи коммунального имущества и проч.

Но там, где работал ОМОН сразу несколько альтернативных источников подтверждает наличие групп провокаторов, которые имели собственную повестку, не совпадающую с мирной повесткой демонстрантов.

Так, российские корреспонденты зафиксировали следующую схему. Двое как бы от имени протестующих нападают на ОМОН. Им спокойно дают уйти, после чего начинается нападение ОМОНа на уже мирных граждан. “При этом очень важно было мне отметить, — подчеркивает спецкор, — что основная масса протестующих резко осуждала эти действия, криком, кого-то оттаскивали, особенно пьяных”. Журналист признаётся, что “складывалось полное ощущение, что это делали “параллельные” люди, которые не были с общей массой, но имели свою повестку и свои цели”.

Вне зависимости от того это собственные провокаторы режима или провокаторы от внешних сил, пытающихся навязать белорусам силовой вариант развития событий, тот факт, что вместо точечного задержания именно преступников ОМОН всякий раз устраивает массовые избиения и задержания мирных демонстрантов показывает заинтересованность режима в создании картинки насилия и беспорядков, которая должна подтвердить в глазах сторонников режима агрессивный настрой протестующих.

С этой же целью создания подтверждающей культовый миф картинки используется и прямой подлог. Например, БелТА через телеграмм-канал распространило ролик, в котором за кадры с минских ночных протестов выдавался снимок с акции в Барселоне в 2019 году.

В рамках мистической манипуляции реальностью режим порой идёт на провокации, создавая нужную картинку, которую потом переозвучивает и полученный фейк пускает в эфир.

Неудачными оказались попытки спровоцировать реальное насилие со стороны мирных протестующих. Так, оставленный для этого под торговым центром “Рига” так называемый “факел” автомобиль, готовый к поджогу был вовремя распознан как провокация.

Ещё один странный пример нелепой попытки мистической манипуляции произошёл 23 августа во время того, как мирные демонстранты проходили мимо Дворца Независимости. В это время был осуществлён слив фото- и видеоматериалов на которых, что Лукашенко и его сын в полном обмундировании, в бронежилетах (почему-то натовского образца) и с автоматами Калашникова в руках кружат над резиденцией, а потом приземляются. Перепуганный Лукашенко выходит вертолёта и благодарит охраняющих Дворец лиц (вероятно ОМОН). Никаких кадров штурма Дворца у пресс-службы президента нет и быть не могло. Ведь в действительности события у Дворца развивались так:

“Здесь были бойцы ОМОНа со щитами, военная часть 3214, милиция. Они вооружены многозарядными гранатометами ГМ-94 (это из них стреляли светошумовыми гранатами во время разгона демонстраций), комплексами «Рубеж» с поднятыми щитами, водометами с бульдозерными отвалами, несколькими помповыми ружьями. На приступках щитов комплекса «Рубеж» на высоте около 2 метров несколько человек снимали толпу сверху.В какой-то момент расстояние между демонстрантами и кордоном сократилось до опасных 50 метров. Демонстранты кричат: «Позор!», техника заведена.Между протестующими и силовиками стали музыканты и сыграли «Тры чарапахi», все подпевали. После этого колонна демонстрантов стала разворачиваться обратно в сторону стелы.Этот эпизод чуть позже пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт охарактеризовала таким образом: «Так называемые митингующие пошли, можно сказать, на своеобразный штурм здания». TUT.BY

Отмечу, что накануне я читал в телеграмм-канале предложение пойти покричать около резиденции требования, чтобы услышал Лукашенко. Призывов к штурму не было. Было предупреждение ближе 100-50 метров к оцеплению не приближаться во избежание провокаций и недоразумений.

Тем не менее:

Этот эпизод чуть позже пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт охарактеризовала таким образом: «Так называемые митингующие пошли, можно сказать, на своеобразный штурм здания». TUT.BY

Ещё один способ мистической манипуляции реальностью это манипуляции с цифрами. Например, согласно культовому мифу у Лукашенко 80% электоральной поддержки. Поэтому когда 16 августа со всей Беларуси на Площадь Независимости свезли его сторонников то провластное МВД не могло не насчитать множество участников. И насчитало 65 тысяч. Выглядело это так.

По подсчётам TUT.BY при помощи специального сервиса MapChecking при выставлении наибольшей плотности митинг бывшего президента собрал тогда 31 тысячу.

В тоже время согласно доктрине культа у противников режима поддержка в районе 10% электората. Угадайте сколько оппозиционеров насчитали в связи с этим специалисты МВД на Площади Независимости и прилегающей улице 23 августа.

Нет не правильно: 20 тысяч человек!В тоже время TUT.BY, воспользовавшись научным подходом (формулой Джейкобса), насчитал порядка 177 тысяч человек.

3. Требование чистоты. То, что позднее назовут полярным, чёрно-белым или сектантским мышлением. Суть в том, что реальность разделяется на “белую” и “чёрную” сторону. Всё, что касается культа идеализируется и предстаёт в нравственно светлых и героизированных образах. Всё что касается оппонентов культа тотально очерняется и демонизируется.

Мифотворчество режима представляет Лукашенко мессией, который только и способен удержать Беларусь от социально-экономического и политического апокалипсиса, а его сторонников героями на стороне эпических сил добра, защищающих целостность и благостное будущее страны. В это же время на оппонентов вешаются ярлыки врагов народа, проплаченных коллаборантов, которые спят и видят как бы устроить вооруженный переворот, развалить и погрузить Беларусь в нищету по какому-то “цветному” сценарию вроде Украинского.

4. “Святая наука”. Собственная мифология абсолютизируется: налагается гласное или негласное табу на её критическое сопоставление с фактами. Формируется установка, что всё, что культовому учению противоречит априори является ложью, фейками, клеветой, вражескими вбросами и так далее.

Например, когда я поделился видео с известными и в своё время широко обсуждавшимися одобрительными высказываниями Лукашенко в поддержку Гитлера со своими родственниками-сторонникам Лукашенко, то в ответ получил: “Это похоже на монтаж”.

Сам Лукашенко на собственном примере обучает техникам отрицания не укладывающейся в мифологическую картину культа информации, когда например бездоказательно, но уверенно заявляет, что 60% показанных в СМИ последствий избиений и пыток в застенках режима это грим.

5. “Загруженный язык” (loading language). Попросту человека погружают в пространство специальной клешированной терминологии, задающей стереотипы мышления, блокирующие способности к критическому анализу и заранее как бы задающей направление для восприятия реальности.

Яркий пример это использование в культовой пропаганде термина “цветная революция”, который иллюстрируют украинскими событиями. Как только культистов приучили воспринимать происходящее через призму этого пропагандистского клише, они сразу начали “видеть” и все с ним связанные стереотипы: подготовку насильственного свержения власти, западных кураторов, “нациков”, русофобию, одобрение “голубятни” (термин Лукашенко), тягу к евроинтеграции и “кружевным трусикам”…

6. Доктрина выше личности. Культовая мифология безусловно выше и ценнее чем личность и её индивидуальный опыт.

Поэтому вы можете сколь угодно долго рассказывать о том, как экономическая политика государства разорила ваш (или ваших друзей, родственников) бизнес, лишила работы… или как вас противоправно задержал, пытал и избивал ОМОН. Ни свой, ни чужой личный опыт не возымеет никакого действия на подверженного культовому контролю сознания. Ведь это всё исключения из правил или приемлемые потери в условиях, когда речь о риске гибели страны. “Но в целом же всё хорошо!” В СССР была элегантная формула: “Пока ещё имеются отдельные перегибы на местах!”.

7. Разделение существования. Вместе с демонизацией оппонентов происходит формирование ненависти и враждебного отношения к ним. Согласно культово мифологии режима его противники это сплошь предатели Родины, коллаборанты, фашисты, предавшие и позорящие память отцов и дедов, боровшихся с фашизмом. Соответственно формируется установка, что только приверженцы режима достойны существования.

В мягкой форме это выражается в том, что оппонентам отказывают в равных правах с приверженцами режима. Так, не смотря на то, что пока Конституция и законодательство запрещают государству навязывать единую идеологию и дискриминацию граждан по политическому, идеологическому признаку, мессия-Лукашенко заявил, что “Те, кто не разделяет государственную идеологию, в школе работать не должны”.

Демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений.Идеология политических партий, религиозных или иных общественных объединений, социальных групп не может устанавливаться в качестве обязательной для граждан. (Конституция РБ, ст. 4)

В более сильных формах мы уже сталкивались с примерами, когда сторонники режима отказывают в праве инакомыслящим жить в Беларуси (“Вали на свой Запад!”) и выражают уверенность, что оппонентов режима “не мешало бы к стенке поставить”.

8. “Культ исповеди“. Зачастую тоталитарные культы побуждают людей, образно говоря, выворачиваться наизнанку перед руководителями. Раскрывать полностью всю личную информацию о себе, включая компрометирующую, а также постоянно сознаваться в своих грехах, в своём несоответствии культовым нормам. Это позволяет стереть личностные границы, манипулировать чувством вины и шантажировать обнародованием неприглядных фактов личной жизни.

Пока в культе режима Лукашенко я не нашёл ярко сформированных форм этого явления. Манипуляции чувством вины по большей части происходит через такие общие формулы как : “Мы виноваты в том, что не доглядели и воспитания поколение предателей” и под.

А примером психологического давление через обнародование личной информации было выступление Лукашенко на МТЗ, где он обнародовал перед бастующими отрывок “прослушки”. Правда это вызвало обратную реакцию.

Пятиэтапная модель социально-психологического обусловливания Энтони Стахельски

Энтони Стахельски (stahelsa@cwu.edu) доктора философии по социальной и организационной психологии, профессор в Центральном Вашингтонском Университете и директор магистерской программы по Организационному Развитию. Он преподавал курсы по психологии терроризма и разработал семинары по типу мышления террориста для персонала правоприменительной деятельности в штате Вашингтон. Пятиэтапная модель фактически описывает как из обычного гражданина радикальный культ формирует террориста. Однако эта модель по своему характеру более универсальна и описывает в принципе стратегию контроля сознания в тоталитарных сектах и не ставящих перед собой террористических задач.

Этап 1 – Деплюрализация: нивелирование идентификации с другими группами.

Этап 2 – Само-деиндивидуализация: нивелирование самоидентификации каждого члена группы.

На практике не обязательно человек должен формально покидать другие группы или формально выходить из других социальных ролей. Достаточно того, что они утрачивают для него прежнее значение, а самоидентификация с культом начинает играть решающее значение и в случае конфликта между предписаниями культа и требованиями других самоидентификаций культист выберет директивы культа.

В быту это может выражаться в том, например, что последователь режима Лукашенко может себе позволить разругаться на идейной почве с родственниками, не разделяющими его культовых пристрастий. То есть его социальная роль как родственника менее важна, чем роль приверженца Лукашенко.

Деплюрализация выражается и в том, что условием принадлежности к формальным структурам, нейтральным де-юре, но де-факто аффилиированным с культом Лукашенко, является лояльность к культу и исполнение культовых требований.

Так, выше мы привели антиконституционное требование Лукашенко не позволять работать в школах учителям с иным идеологическим мнением.

Другим примером является история работницы Глубокского исполкома Марины Соколовской, которую пытались заставить заниматься антиоппозиционной пропагандой, включая организацию фабрики ботов, создание вбросов и фейков, мотивируя это тем, что она госслужащий. То есть юридически политически нейтральные государственные органы фактически являются фронтовыми организациями* политического культа Лукашенко. Госслужба и наличие альтернативных культовым политических взглядов несовместимы: людей всячески вынуждают выбрать с какой из групп он себя идентифицирует.

Аналогичная пропаганда ведётся в силовых структурах. Военных и силовиков растождествляют с социальными ролями законопослушных граждан, отцов и детей, настраивая на то, что они должны будут исполнять приказы культа даже если они противоречат национальному законодательству, международному праву. Как высказался забыв последствия для офицеров низших чинов последствия Нюрнбергского трибунала министр обороны Виктор Хренин на одном из инструктажей высшего руководства армии о возможности не исполнять преступных приказов: “Преступный он, не преступный – мы люди военные”.

Стоит отметить, что преступным приказ является, когда противоречит не только международному праву, но и Конституции страны, внутреннему законодательству и присяге. То есть Виктор Хренин требует от подчиненных между требованиями культа и исполнением гражданского, военного долга и военной присяги избрать культ.

Фактически военные растождествляются даже с собственно армией и ролью военного профессионала. Поскольку международное и внутреннее право запрещают участие армии в подавлении внутренних политических протестов. А военные дают присягу на верность народу и Конституции, а не конкретному режиму, тем более утратившему легитимность.

Уловка с идентификаций происходит также через отождествление Лукашенко с Беларусью. Для последователей культа между формулами: “Спасём Беларусь” и “Спасём власть Лукашенко” стоит знак равенства.Мы уже знаем такой пропагандистский манипулятивный приём:
Партия и Ленин – близнецы-братья -/ кто более матери-истории ценен?/ Мы говорим Ленин, подразумеваем – партия,/ мы говорим партия, подразумеваем – Ленин”. (Владимир Маяковский, Владимир Ильич Ленин)

Этап 3 – Деиндивидуализация других: нивелирование идентификации врагов.
Этап 4 – Дегуманизация: отождествление врагов с представителями низшей расы.
Этап 5 – Демонизация: отождествление врагов со злом.

Убить человека, соотечественника аморально и нравственно невозможно. Зато если перед тобой предатель, враг Аллаха, слуга шайтана и т.п., то убийство превращается в нравственный долг. Так рождаются террористы.

Массовому геноциду евреев и захватнической кампании Третьего Рейха предшествовала длительная пропагандистская подготовка, в которой евреи представали врагами человечества, устроившими мировой заговор, а все “не арийцы” низшими расами, по природным особенностям не достойными равных прав с арийцами.

Чтобы психологически оправдать снятие с предвыборной гонки “по беспределу” сильнейшего оппонента опытного и успешного управленца Виктора Бабарико Лукашенко предварительно риторически из профессионального менеджера и кандидата в президенты преврати его в “жирного кота”, “буржуя” и “жулика”.

Сегодня такая же дегуманизация происходит в риторике режима относительно уличных оппонентов. Это уже не соотечественники с иной точкой зрения, которую можно обсудить в мирном и цивилизованном диалоге. Это враги страны, враги народа, агенты западных спецслужб, целью которых является утопить Беларусь в крови, разорить, продать Западу, уничтожить…

А врагов Родины не грех и к стенке поставить, не так ли? Вот какую опасную, радикальную террористическую психологию формирует культ Лукашенко у своих адептов. Психологически они уже готовы к гражданской войне.

Какова конечная точка и последствия такой индоктринации можно видеть на примере передовых отрядов режима. В глазах сотрудников ОМОН (активная индоктринация которых началась, разумеется, гораздо раньше, проводилась более интенсивно, чем обработка гражданского населения, да ещё в условиях физической изоляции) мирные оппоненты режима уже и враги, и недочеловеки, права, здоровье и жизнь которых не имеют ценности. Иначе нельзя объяснить нечеловеческую жестокость в обращении с задержанными: избиения, пытки, изнасилования и убийства.

Не случайны появившиеся сравнения с бандеровцами и гестапо. Они также были адептами культов со схожей идеологией, применявших схожие методы дегуманизации и демонизации.

Что касается деиндивидуализации, то она состоит в том, что человек воспринимается не сам по себе в своей индивидуальности и специфичности, но только как представитель заранее идеологически маркированной группы.

Скажем, ОМОНовец не видит мирно стоящую женщину с цветами. Он видит только представителя врага народа и агента Западных спецслужб, работающих на развал страны.

Как же сейчас важно мирным белорусам не впасть в ответное озлобление и не дать повода к началу вооруженного конфликта! Окружим наших родных и близких, наших соотечественников, находящихся в плену культового контроля сознания, любовью! Будем всячески подчёркивать, что мы единый народ, желающий самому себе и стране только процветания. Будем говорить, что мы вовсе не желаем переворота. Мы только хотим убедиться на частных и прозрачных выборах, что нас не обсчитали. И в этом случае готовы смириться с мнением якобы 80%-го большинства и терпеть правление Лукашенко до следующего срока.

Помните, пожалуйста, что оскорбления и агрессия даже в диалогах в социальных сетях служит для адептов режима только подтверждением культового мифа о том, что они противостоят агрессивному фашиствующему врагу Родины. Только выдержка, вежливость, интеллигентность в личном общении!

Важно отметить для депрограммирования, что по ходу дегуманизации и демонизации подменяется повестка оппонентов режима. В реальности протестующие требуют проведение новых свободных и прозрачных выборов: таких, с итогами который невозможно будет не согласиться, даже если победит Лукашенко. Однако в культовой пропаганде протестующие ратуют за евроинтеграцию и русофобию, за идеалы национал-фашизма и передачи Беларуси под внешнее управление коллективному Западу…

Такой культовой обработке можно противопоставить только методы цивилизованного депрограммирования, исходящего из любви к нашим близким, попавшим под каток культового контроля сознания. Но это тоже отдельный разговор.

____
*Так в сектоведении называют аффилиированную с культом организацию, которая формально с ним не связана, но продвигает его интересы и служит инструментом культовой пропаганды.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Будь щедрым — поделись:
  • 2
    Поделились

Обсуждение закрыто.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

О нас

Консультация сектоведа в Беларуси. Помощь при столкновении с деструктивным сектантством: сектологический анализ и прогноз ситуации, консультирование по управлению взаимодействием с культистами, консультация по выходу и др. УНП: 192947769

Контакты

+375 (29) 779 18 04