Кто может стать сектантом?

Главная / Сектоведение / Кто может стать сектантом?

Есть три возможных ответа на этот вопрос: краткий, развёрнутый и совсем честный.

Если кратко, то абсолютно любой человек в какие-то моменты своей жизни, в определённом состоянии бывает уязвим для определённых сектантских интервенций.

Среди факторов, делающих нас наиболее податливыми к попаданию в новые религиозные движения (НРД) можно назвать такие как:

  • сложный или переходный жизненный период;
  • подавленное эмоциональное состояние, депрессия;
  • состояние одиночества и потребность в эмоциональной поддержке (одинокие старики; студенты, недавно приехавшие в новый город; люди переживающие развод или период сложный семейных отношений и под.).

Особая уязвимость обусловлена тем, что в подобные периоды у нас:

а) снижается способность к критическому мышлению;

б) снижается способность самостоятельно принимать жизненные решения;

в) снижается прочность каркаса наших мировоззренческих установок и ценностей.

Нужно заметить, что не у всех людей даже в обыденной жизни перечисленные показатели велики. Поэтому можно сказать, что группу риска составляют люди:

а) со сниженными способностями к аналитическому и критическому мышлению;

б) с не сформированным навыком ответственной жизни;

в) с поверхностным мировоззрением: принадлежащие к какой-либо традиции лишь номинально, а фактически плохо её знающие.

Также статистически выяснено, группу риска составляют люди с техническим образованием на фоне узкого гуманитарного кругозора и люди творческих профессий.

Это и понятно. Мировоззрение это сфера гуманитарной парадигмы, в которой исследовательский подход существенно отличается от подхода, сущего в парадигме естественнонаучной. “Технари” к этому не готовы. И нередко можно видеть доктора физико-математических наук, уверенно проповедующего то, что для человека с гуманитарной подготовкой воспринимается как дичайшая чушь.

Во-вторых, в творчестве главным критерием является полученное субъективное впечатление. Потому творческие люди легко вербуются именно на впечатления: достаточно погрузить их в атмосферу доброжелательных эмоций и необычных мистических переживаний. Творчество это и сфера необычного, особенного. Поэтому творческие люди хорошо “клюют” на неоориенталистские культы1От “ориентальный”: восточный. Культы восточной направленности: псевдоиндуистские, псевдобуддистские, псевдодаосские и под. с загадочным и экзотичным восточным антуражем.

Собранные сектологами данные также позволили выделить 5 социально-психологических типов, склонных к уходу в сектантство2Мартинович В.А. Портрет потенциального адепта секты. // Адукацыя i выхаванне. 2009. №3. – С.59-63..

  1. К первому типу относятся люди с проблемами социального или личного характера. В сектантстве осознанно или неосознанно они ищут спасения от своих проблем, но чаще находят забвение. 
    Для таких людей велика вероятность попадания в те культы, которые выказывают понимание их проблем, сочувствие и сулят помощь. Даже если реального избавления не происходит, культовая реальность становиться для страдающего тем виртуальным миром, который позволяет забыть о мире реальном со всеми его трудностями и бедствиями.
    Условно назовём этот тип “утопающие”, которые готовы схватиться за любой “спасательный” круг. И что поделать, если первым на месте крушения человеческой жизни оказался баркас секты! 
    А может не первым? Может кто-то из нас уже проплывал мимо такого утопающего, но не заметил, не протянул руку помощи? 
  2. Второй тип составляют наоборот люди вполне благополучные, социально устроенные, ни в чём не нуждающиеся. Эти пресыщенные материальными благами лица ищут в культе новых впечатлений, нового смысла жизни. Для них уход в культ это приключение, призванное либо утолить экзистенциальный голод либо, по крайней мере, заглушить новыми эмоциями тревогу экзистенциального кризиса.
    Условно назовём этот тип “искатели зрелищ”, ибо в поисках хлеба, если верить древнеримскому поэту Ювеналу, они не нуждаются. И даже могли бы поделиться своим “хлебом” с “утопающими”, если бы не были так заняты покорением вершин духовности на пути к своей великой миссии в этой жизни.
  3. К третьему типу относятся люди, которые, как правило, скромны, умны, вежливы, с хорошо развитым личным моральным кодексом, но немного замкнуты, стеснительны и скучноваты. У них мало друзей, мало увлечений. И секта готова предложить среду, в которой им, таким какие они есть, уделят внимание, обеспечат возможностью доброжелательного общения.
    Кроме того, секта может предложить религиозно-философский фундамент для личного морального кодекса.
    Можем условно назвать этот тип “чебурашками”, которые не смотря на свою скромность и странность обрели дом друзей.
  4. Люди четвёртого типа самоуверенны и находятся в вечных поисках чего-то нового, странного и загадочного. Это люди, которые легко увлекаются очередной идеей, отдают на неё все силы, но затем так же легко и быстро остывают к ней. Это верхогляды, для которых “всё то золото, что блестит”. Они не способны глубокому изучению темы и всестороннему анализу. Если у них будет выбор между примитивной, но яркой и эпатажной мировоззренческой безделушкой, претендующей на объяснение всего и всея и качественной, глубокой, детально проработанной религиозно-философской системой, не претендующей на сенсационные заявления, таки искатели скорее предпочтут первое, чем второе.
    Они быстро и легко входят в культы, и быстро разочаровываются в них. Но за время краткого пребывания, благодаря неуёмной энергии, успевают заразить своим новым мировоззрением ещё множество людей.
    Назовём такой типаж “вечными скитальцами”. 
  5. Последний тип представлен искателями чего-то эксклюзивного, для узкого круга посвящённой  “духовной” элиты. Ибо всё массовое и официальное для них автоматически синоним ложности и примитивизма.  Секты привлекают таких адептов тремя взаимонеисключающими способами:
    а) очень высокой ценой за участие, внушая иллюзию, что человек покупает чрезвычайно ценные знания, доступные не для многих;
    б) сложной системой верований, в тонкостях которой не может разобраться только более-менее образованный человек, что создает иллюзию доступности учения лишь избранным;
    в) серьёзными ограничениями на вход в культ, что также создаёт впечатление элитарности и доступности только ограниченному количеству лиц, которые теперь могут в узком кругу посвященных наслаждаться своим превосходством над остальным населением планеты.
    Этот тип условно назовём “патологическими диссидентами”.

Наконец самый честный ответ таков: мы уже являемся сектантами, даже если не являемся участниками  никаких сект и культов. Кто знакомился с классификацией сектантства, тот помнит, что сектантство это не только секты и культы: самую объёмную часть занимает культовая среда общества. Уверен, что даже автор этих строк, хотя в целом мировоззренчески принадлежит традиционной религии, разделяет какие-то отдельные идеи и мнения, которые при тщательной проверке окажутся сектантскими. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Будь щедрым — поделись:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

О нас

Консультация сектоведа в Беларуси. Помощь при столкновении с деструктивным сектантством: сектологический анализ и прогноз ситуации, консультирование по управлению взаимодействием с культистами, консультация по выходу и др. УНП: 192947769

Контакты

+375 (29) 779 18 04