Рецензия на “Богословие для инженеров” Сергея Заболоцкого. Ч. 1

Главная / Ортодоксия / Рецензия на “Богословие для инженеров” Сергея Заболоцкого. Ч. 1

Предисловие

К Сергею Заболоцкому я отношусь крайне дружественно. Знаю его как грамотного начитанного преподавателя, с которым некогда работали в одной приходской школе. Серию его заметок “Богословие для инженеров” расцениваю как отважный шаг по тонкому льду теологуменов (частных богословских мнений) в малоисследованном направлении, где в любой момент после каждого неосторожного движения может раздастся треск и под ногами разверзнется всепоглощающая бездна ереси.

Разверзлась ли уже? Не возьмусь судить. Но ко мне несколько раз обращались с просьбой дать комментарий, поскольку некоторых православных читателей эти заметки смутили. Кое-что смутило и меня.

К сожалению, не имею достаточно времени, чтобы дать цельный развёрнутый анализ прочтённого. Поэтому решил пойти по пути кратких публикаций, которые буду делать по мере возможности. Надеюсь эта доброжелательная рецензия, не претендующая на истину в последней инстанции, послужит поводом к размышлению, но не к обиде. Помоги, Господи!

О тонких телах и форме души

(Богословие для инженеров. Часть 2. Что же такое душа? )

Исходным пунктом, на основе которого Сергей делает в дальнейшем попытку разрешения психофизической проблемы (проблемы взаимодействия души и тела) является тезис о тонкой телесности, материальности души. Мне как сектоведу эта терминология режет слух, поскольку активно используется в оккультно-эзотерическом лексиконе. Однако, Сергей ссылается не на Макса Генделя, не на Барбару Бреннан, а на православных святых. (Да, у них тоже есть подобная терминология. Но насколько уместно в эпоху расцветающего оккультизма делать акцент на омонимах — вопрос спорный. Скажем, “анатомия” и классификация тонких тел в эзотерике проработана детально. У святых же это давольно общий условный термин. В этой ситуации едва ли можно заинтересовать эзотерика принятием святоотеческого взгляда на тонкую телесность. Скорее православный может соблазниться возможностью “уточнить” детали представлений о тонкой телесности из оккультно-эзотерических источников.)

Причём, он знает о дискуссии между святителями Феофаном Затворником и Игнатием (Брянчаниновым), развернувшейся в своё время вокруг вопроса о телесности духов и душ. Однако суть разногласий между святителями Сергей понимает превратно (как спор о природе материи души), и приходит к ложному заключению об их консенсусе по основному вопросу — самому факту телесности души:

«Сам епископ Игнатий был, возможно, несколько излишне заинтересован в объяснении ангельских тел в понятиях научных знаний XIX века о газах. По этой причине возник некоторый спор между ним и епископом Феофаном Затворником, который считал необходимым подчеркнуть простую природу духов (которые, конечно, не состоят из элементарных молекул, как все газы). Но по основному вопросу — об “оболочке тонкой”, которую имеют все духи, он был согласен с епископом Игнатием (см.: Протоиерей Георгий Флоровский. Пути русского богословия. Париж, 1937, стр. 394-395)».

Начнём с того, что Феофан Затворник не мог согласиться с Игнатием (Бранчаниновым) по вопросу об «оболочке тонкой», поскольку последний такого тезиса не высказывал. Он учил не об оболочке (как бы одежде) духов и душ, но о том, что сама их природа телесна в некоем тонком, чувственно не воспринимаемом смысле. Именно этому учению твёрдо возражал вышенский затворник, напрочь отрицавший всякую телесность духов и душ. «Душа и ангел – не тело, а дух» — называется полемическая книга святителя. И уже в предисловии автор так описывает «новое учение» Игнатия (Брянчанинова), которое собирается опровергнуть:

«Вступив в спор с спиритами, восставал он против Кардека, признающего, что душа имеет тонкую вещественную оболочку, в защиту другого спирита Пьерара, который твердил, что то и есть душа, что Кардек признает оболочкою: душа есть эфирное тело и больше ничего».

Далее святитель Феофан цитирует и собственную формулировку Игнатия (Брянчанинова):

«Сущность нового учения состоит в следующем: “Ангелы и души, хотя и очень тонки по существу своему, однако, при всей тонкости своей, суть – тела. Они – тела тонкие, эфирные, тогда как, напротив, наши земные тела очень вещественны и грубы. Грубое человеческое тело служит одеждою для тонкого тела – души. На глаза, уши, руки, ноги, принадлежащие душе, надеты подобные члены тела. Когда душа разлучается с телом посредством смерти, она совлекается его, как бы одежды. Ангелы, подобно душе, имеют члены – голову, очи, уста, перси, руки, ноги, власы, – словом, все подобие видимого человека в его теле. Один Бог – Дух. Нет существа одноестественного Богу. И потому, кроме Бога, нет другого существа духовного по естеству”».

Феофан Затворник разбирает всех святых авторов, на которых ссылается его оппонент. Указывая, что цитаты вырваны их контекста, либо вообще взяты не сами цитаты, а перефраз их. В том числе, он рассматривает и слова преподобного Иоанна Дамаскина, которые приводит и Сергей Заболоцкий. Святитель предлагает оценить их в контексте полного учения преподобного о природе духов и приводит текст, в котором прямо отрицается любая их телесность и вещественность:

«Он (Бог) есть ангелов творец и создатель, из несущего приведший их в бытие, по образу Своему сотворивший их – естество беcтелесное, как бы дух некий и огнь невещественный, как говорит Божественный Давид: «творяй ангелы своя духи и слуги своя огнь палящ» (Пс. 103, 4)».

«Заметьте эти слова: «естество бестелесное, как бы некий дух и огнь невещественный», — обращает наше внимание святитель. — Святой Дамаскин говорит здесь точь-в-точь словами святого Григория Богослова который, сказав: «как бы дух некий и огнь невещественный», и опасаясь, как бы кто не введен был этими словами в заблуждение и не приписал ангелам какой-либо вещественности, прибавил: «духом же и огнем называется естество сие (ангельское), частию как мысленное, частию как очистительное (а не как что-нибудь вещественное, хотя бы и тонкое); потому что и первая сущность (Бог) приемлет те же именования» (Сл. 28 в конце). Видите, какая мысль у святого Богослова? Как в Боге, когда именуется Он духом и огнём, не должно видеть что-либо вещественное, так ничего вещественного не должно видеть и в ангелах, когда они так же именуются. Такова же мысль и святого Дамаскина: то есть, и он не видел в ангелах ничего вещественного, так их называя».

Что касается того отрывка Иоанна Дамаскина, который процитирован и Сергеем Заболоцким, в нем Святитель Феофан видит не указание на природу ангелов в самой себе, но метафорическую сравнительную характеристику, призванную подчеркнуть величие природы Божией, совершенство которой несравненно превышает достоинства даже природы ангельской. «Есть бессмертные твари, но в сравнении с Богом никто не бессмертен (святой Дамаскин в той же главе); есть простые, но в сравнении с Богом ничто не просто (Василий Великий, Т. 6, С. 27); есть благие, но в сравнении с Богом никто не благ; наконец, все творение имеет бытие, дарованное ему Богом, но в сравнении с Богом, Который един есть “Сый” (Исх. 3, 14), все есть как бы призрак и ничто. Но как в последних случаях не отрицается у тварей ни бытие, ни простота, ни бессмертие в свойственной им степени; так и в первом не отрицается невещественность ангелов, хотя признаются они оказывающимися вещественными, если сравнить их с Божеским естеством. В тварях Божиих бытие, простота, благость, бессмертие хотя суть не иначе, как по Благодати Божией (разумеется, конечно, благодать творения), но все же суть в естестве их, как о бессмертии Ангелов утверждает святой Дамаскин: «по благодати в естестве бессмертие приявшие».

Чтобы окончательно убедиться, что Иоанн Дамаскин не мыслит духовный мир «тонкотелесным» можем процитировать ещё несколько его слов об ангелах:

«Ангелы – вторые, постигаемые только умом, светы, имеющие свет от первого и безначального Света; не имеющие нужды в языке и слухе, но без произносимого слова сообщающие друг другу собственные мысли и решения…

А так как они – умы, то находятся и в местах, постигаемых только умом, не телесным образом будучи описуемы, ибо что касается их природы, то они не принимают вида так, как тела, и не имеют троякого измерения, но тем, что духовно присутствуют и действуют, где бы ни было им приказано, и не могут в одно и то же время находиться здесь и там и действовать». (Преп. Иоанн Дамаскин, Точное изложение Православной веры, Кн.2, гл. 3)

Что касается мнения самого Феофана Затворника относительно «оболочки души», то во-первых, природа оболочки не есть природа облекаемого в неё. Если сегодня я ношу хлопковую ткань это не значит, что меня, свойства моей природы можно отождествить с ней.

Во-вторых, гипотеза об «оболочке душ» возникает у Феофана Затворника в связи с попыткой решения психофизической проблемы. Самое подходящее природное явление для этого, в существование которого в то время верили многие, был эфир. Он понимался как некая вездесущая и всепроникающая среда со странными свойствами. Феофан Затворник предположил, что именно она может служить посредницей для взаимодействия бестелесных духов и душ с миром вещества и материи:

«Если вы не забыли, когда-то я заводил с вами речь о некоей тонкой- претонкой стихии, которая тоньше света. Зовут ее эфир. И пусть; не в имени дело, а в признании, что она есть. Я признаю, что такая тончайшая стихия есть, все проникает и всюду проходит, служа последнею гранью вещественного бытия. Полагаю при сем, что в этой стихии витают все блаженные духи – Ангелы и святые Божии, сами будучи облечены в некую одежду из этой же стихии. Из этой же стихии и оболочка души нашей (доразумевайте при сем слове и дух, который есть душа души нашей человеческой). Сама душа-дух невещественна, но оболочка ее – из этой тонкой невещественной стихии. Тело наше грубо, а та оболочка души тончайшая есть и служит посредницею между душою и телом. Чрез нее душа действует на тело и тело – на душу…» (Святитель Феофан Затворник, Гл. 13. Истинное счастье человека – жизнь по духу. Тончайшая оболочка души, служащая посредницей между ею и телом и средством общения душ между собою и с миром святых и Ангелов. Светлое и темное состояние оболочки души//Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться)

Итак, по Феофану Затворнику душа сама по себе невещественна, бесформенна, не материальна. Он убеждённо отвергает даже «тонкую» материальность, вещественность, телесность души. Эфирная оболочка это не природа души, а своего рода «нижнее бельё», которое непосредственно соприкасается с одной стороны с «наготой» души, а с другой с её «верхней одеждой» — грубым физическим телом.

(Нужно сказать, кстати, что гипотеза о существовании эфира была научно опровергнута в начале 20 века. Так что и гипотеза Феофана Затворника оказалась неверна.)

Ещё один святоотеческий аргумент Сергея: «На Западе блаженный Августин писал, что нет никакой разницы, когда мы предпочитаем говорить “о воздушных телах” бесов и других духов или называем их “бестелесными” (“О Граде Божием”, XXI, 10)».

Это снова пример превратного внеконтекстуального чтения. Разберём контекстуально. Блаженный Августин от имени сомневающихся в геенском огне скептиков ставит вопрос: «Если огонь [геенский — ред.] будет не фигуральным, вроде страданий духа, а материальным, вредным для непосредственного прикосновения, так что в нем будут мучиться тела, то каким образом он будет служить наказанием и для злых духов?»

Далее он предлагает два возможных ответа на него. Первый таков: «Разве что предположить, что и демоны, как полагают ученые люди, имеют своего рода тела из этого сгущенного и текучего воздуха, ощущение которого получается, когда дует ветер». Примечательно, что в утверждении о «воздушной» телесности духов он ссылается не на учение Церкви, святых, но на мнение учёных его времени. И подаёт это не как факт, но как возможную гипотезу.

Однако Августин допускает и полную бестелесность духов: «Если же кто-либо станет утверждать, что демоны вовсе не имеют тел, то относительно этого предмета не стоит входить ни в тщательное исследование, ни в препирательство». Затем он утверждает, что и вера в бестелесность духов не препятствие для веры в их мучения от вещества геенского огня: «И не имея никаких тел, духи демонов (или лучше – духи-демоны), хотя и бестелесны, привлекутся к мучениям посредством материальных огней; не так, разумеется, чтобы эти огни, к которым демоны будут привлечены, сами одушевлялись через соприкосновение с ними и становились животными, состоящими из тела и духа, а, как я сказал, удивительным и необъяснимым образом получая от огней наказание и не давая им пищи. Ибо ведь и тот способ, каким души соединяются с телами и становятся животными, в полном смысле слова удивителен и решительно непонятен для человека; а между тем, это и есть сам человек».

Так что говорить о бестелесности духов или воздухообразности их тел равнозначно не в онтологическом смысле (мол, когда мы говорим о бестелесности, имеем ввиду тонкие тела), но только в отношении веры в их адские муки (телесны или нет, демоны будут мучиться в геенском пламени).

Отсылка к Блаженному Августину есть и в использованной Сергеем цитате из иеромонаха Серафима (Роуза). «Что же касается человеческой души, то блаженный Августин учит, что, когда душа отделяется от тела, сам человек, с которым происходит все это, хотя только в духе, а не в теле, видит себя все столь же похожим на собственное тело, что он вообще не может увидеть никакой разницы».

Замечу только одно. «Видеть себя» и «быть» вещи разные. Взаимодействуя через тело с миром человек формирует в сознании некую ментальную схему тела. Поэтому неудивительно, что во снах, фантазиях, во время религиозного экстаза он мыслит себя как субъекта действий в рамках этой схемы.

Медицине известен, например, фантомно-болевой синдром (ФБС):

«Ампутация конечности ведёт ко многим негативным медицинским, психологическим и социальным последствиям, одно из ведущих мест среди которых как по частоте, так и по тяжести клинических проявлений занимает фантомно-болевой синдром (ФБС) – возникновение болевых ощущений в субъективно воспринимаемой конечности. Классический ФБС возникает после хирургической или травматической ампутации конечности, однако в широком понимании он может развиться после ампутации любой части тела (молочная железа, нос, уши, зуб, глаз).

В постампутационном периоде на фоне расстройства схемы тела происходит формирование так называемой «фантомной конечности» (ощущения утраченной части тела), в которой нередко развивается болевой синдром». O.K. Чегурова, С.В. Колесникова, Э.С. Колесниковаа, А.А. Скрипникова, Фантомно-болевой синдром: патогенез, лечение профилактика (обзор литературы), «Гений ортопедии», №1, 2014 г.)

Но не смотря на то, что ампутированная конечность субъективно воспринимается человеком как присутствующая, и даже вызывает болевые ощущения, в действительности её нет.

В доказательство того, что святоотеческий консенсус о некоторой телесности духов и душ, о котором пишет Сергей, мнимый можно было бы привести множество контрцитат, выдерживающих контекстуальный анализ. Но ввиду экономии времени, ограничусь той, которая отражает, как этот вопрос выражен Соборным Сознанием Церкви. На четвёртом заседании Седьмого Вселенского Собора при разъяснении смысла иконопочитания на примере икон херувимов в ветхозаветном храме было сказано следующее:

«Притом же первообразы этих херувимов по естеству своему неизвестны никому из людей; потому что они суть дух и огнь и чужды всякой телесной оболочки; и если об них пророком говорится в более телесном смысле, так это имеет значение символическое и таинственное, и того, что́ прилично сказать об них, иначе нельзя понять, как в высшем смысле». (Деяния Вселенских Соборов, Т. VII)

Желающих более детально ознакомиться с существом вопроса отсылаю к упомянутой выше книге святителя Феофана Затворника и к статье архиепископа Пимена (Хмелевского) «О духе, душе и теле. Сущность разногласий в учении епископов Феофана и Игнатия о духе, душе и теле».

Со всяческим почтением,
Олег Нагорный

P.S. По итогам лично-публичной встречи с автором “Богословия для инженеров” 9 июня 2019 года принято решение остановить публикацию отзывов на поднятые в этой работе темы в форме рецензии.

Среди причин такого решения следующие:

  • Работа была предложена на обсуждение в группе прихода в социальной сети. И хотя по факту группа открытая и прочесть её материалы может любой незарегистрированный пользователь, однако это следствие технических недоработок. В намерение администраторов не входило распространение информации и обсуждение её за пределами внутриприходского общения.
  • Возникшие у меня на сегодня вопросы к работе не касаются непосредственного отступления автора от догматического учения Церкви. Основную тревогу вызывает пропаганда псевдонаучных идей, что лежит в сфере беспокойства светского, а не конфессионального сектоведения. Поэтому нет смысла привлекать лишнее внимание к имени автора и приходу на нашем сайте, который читается и священноначалием.

С другой стороны выяснилось (и подтвердилось дополнительным мини-исследованием) неожиданно широкое и глубокое проникновение идей из категории псевдонаучного сектанства в сознание православных верующих. Причем, они имеют популярность не только среди так называемых “захожан”, но и у части приходского актива. При этом идеи эти привлекаются для “физикалистского” истолкования явлений и феноменов духовной жизни (например, “кластерная память воды” используется для объяснения водосвятия).

Эти же псевдонаучные идеи циркулируют и во внецерковном общественном пространстве где, зачастую, становятся почвой для работы мошенников.

Поэтому решено не оставлять проблемные вопросы без внимания, просто это внимание будет уделено им в иных форматах и без упоминания “Богословия для инженеров” и его автора.

Олег Нагорный

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Будь щедрым — поделись:

Обсуждение закрыто.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

О нас

Консультация сектоведа в Беларуси. Помощь при столкновении с деструктивным сектантством: сектологический анализ и прогноз ситуации, консультирование по управлению взаимодействием с культистами, консультация по выходу и др. УНП: 192947769

Контакты

+375 (29) 779 18 04