Как отличить психотренинг личностного роста от психокульта

Главная / Псевдонаучные / Как отличить психотренинг личностного роста от психокульта
Поделиться

После тренингов личностного роста одни люди начинают качественно новую жизнь, другие — разрушают остатки чего-то созидательного в прежней; реальность одних становится насыщеннее и полнее, других — превращается в беспросветный и тоскливый ад; кто-то преодолевает прежние границы своих возможностей и достигает новых жизненных свершений, а кто-то завершает жизнь самоубийством…

Думаете, я преувеличиваю негатив? Навскидку:

«…суд отправил под домашний арест Виктора и Светлану Маркеловых — руководителей некоммерческой организации “Зеора”, которая проводит тренинги личностного роста. По версии следствия, одна из клиенток организации покончила с собой после тренинга, в работе “Зеоры” усмотрели “признаки осуществления психологического воздействия на человека, способного нанести вред здоровью”». Источник

«Уфимец покончил с собой после занятий по саморазвитию в тренинговом центре “Выбор”…» Источник

«Предприниматель из Омска решился на суицид после посещения двух тренингов «Инсайт». На глазах жены мужчина нанес себе 4 ножевых ранения». Источник

«Смерть 20-летней супермодели Русланы Коршуновой, которая выбросилась из окна своей квартиры в Нью-Йорке летом 2008 года, возможно, связана с московской организацией “Роза Мира”. Этот тренинговый центр, по описанию более похожий на секту, посещала также и подруга Русланы, модель Анастасия Дроздова, покончившая с собой через год после Русланы в Киеве». Источник

«Осенью 2008 года журналистка «Новой газеты» Елена Костюченко вела расследование гибели Коршуновой и для этого попыталась внедриться в секту «Роза мира». Последствия оказались непредсказуемы: после посещения четырёх занятий в тренинговом центре у Костюченко развилась тяжёлая депрессия, она была госпитализирована в психиатрическую клинику, а материал об этом опубликовала лишь в 2019 году». Источник

Типичные ошибки при проверке тренинга

Проверка по отзывам

Практически первое, что делает большинство — ищет отзывы о тренинге других людей. Но это никак не помогает не ошибиться, если человек не умеет анализировать их.

По большому счёту можно встретить три типа отзывов.

Рекламные. Нередко сами компании инициируют положительные отзывы от якобы клиентов или же мотивируют дополнительными бонусами реальных клиентов к написанию положительных отзывов. Такие отзывы сложно отличить от настоящих. Не стоит целиком полагаться и на сайты, которые якобы проверяют отзывы перед публикацией. Чтобы проверить как они работают я однажды отослал совершенно фантастичный положительный отзыв о турфирме. Даже без попытки связаться с автором по тексту было понятно, что отзыв липовый, но он всё равно оказался опубликован в рубрике «Проверенные отзывы».

 

Иногда отзывы клиентов публикуются на сайте самой компании. Как правило для создания впечатления достоверности они содержат фотографию и имя клиента. При этом данных, которые бы позволили связаться с клиентами лично, чтобы проверить достоверность отзывов, не даётся. Несколько таких выбранных рандомно и проверенных фотографий на сайте упомянутой турфирмы Jimmi Travel привели меня к аккаунтам в соцсетях людей с совершенно другими именами и даже проживающими в других странах.

Понятно, что нечистоплотные организаторы тренингов могут использовать аналогичные методы.

Положительные (реальные). Как правило посетители тренингов не профессионалы и судят о тренинге на основе субъективного эмоционального впечатления. Такие отзывы не только бесполезны, но и опасны, поскольку могут ввести в заблуждение.

Стоит учесть, что чем больше человек заплатил денег и вложил усилий, тем меньше ему хочется признаться, что провёл время зря и был обманут. Поэтому участники тренингов склонны оправдывать неудачи собственной виной. А также неадекватность, хамство и другие негативные черты поведения тренеров списывать на то, что они так себя ведут в каких-то хитрых педагогических целях. Им не приходит на ум, что по любой заявленной псевдотренерами цели и задаче можно найти подлинных профессионалов, которые подводят к ним клиентов без всего этого негатива, без унижения и психотравмирования. Значит если без нанесения психологических травм данный персонаж работать не может, то уже по этому одному он не профи и не заслуживает доверия.

Даже те положительные отзывы, которые содержат вроде бы объективные данные на поверку могут оказать обманными. Во-первых, многие банально врут. Бывает из меркантильных соображений. Клиентам сулят бонусы и скидки на последующие тренинги, допуслуги и т.д. Бывает лгут из “благородных” мотивов. Участники убеждены внутренне, что тренинг их изменил к лучшему, просто нужно время, чтобы это раскрылось в реальной жизни. Но на возлюбленного тренера уже сейчас так много нападок критиков, что благородно поддержать его, как бы авансом написав о том, что будет как об уже свершившемся. К тому же другие говорили. чт достигли таких результатов. Так что нет большой лжи в том, что чужие результаты я просто припишу себе для большей убедительности в разговоре с критически настроенным собеседником… В общем, при достаточной мотивации человек может “нравственно” оправдать для себя любую ложь.

Во-вторых, плодам тренинга нередко приписывают положительные события, никак с ним в реальности не связанные. «Post hoc, ergo propter hoc» — «после этого, следовательно по причине этого». Этой логической ошибкой порождены многие суеверия. Скажем, когда человек несколько раз подмечал неудачи после того, как ему перебежала дорогу чёрная кошка он склонен приписывать неудачи не реальным их причинам, а “дурной примете”. Здесь аналогичные рассуждения, только с “плюсом”.

«Спасибо тренингу! Я так долго не могла найти себе парня, а после тренинга нашла!» — Между тем, чем дольше человек в поисках партнёра, тем выше вероятность, что он вскоре его найдёт. Кроме того, без относительно содержания самого тренинга сам факт, что человек ради партнёра предпринял какие-то условно “магические” действия работает как самовнушение, могущее на бессознательном уровне изменить то, что мешало начать отношения до этого. Совершенно неадекватный содержательно тренинг, нанёсший попутный урон психике и другим сферам жизни, может оказаться таким же эффективным средством самовнушения и бессознательной самонастройки, как и обращение к магическому ритуалу. Но это может быть результатом естественных жизненных процессов, протекающих независимо от тренинга, эффектом плацебо или самореализующегося пророчества.

Определённым психотерапевтическим и способствующим личностному росту эффектом обладают многие естественные формы взаимодействия, за которые не нужно платить. Такими свойствами, например, обладает здоровая семья. Скажем Мацковский выделяет духовную и эмоциональную функции семьи. Первая способствует ичностному росту членов семьи, а вторая способствует эмоциональной стабилизации и психотерапии.

Относительно групповой динамики Эрик Берн утверждает, что «в группе задействованы 4 терапевтические силы: естественное влечение организма к здоровью; биологически обусловленная полезность прикосновений, то есть признание со стороны окружающих;корректирующий социальный опыт, конфронтации и столкновения; а также воздействия терапевта. Первые три силы постоянно срабатывают в любой ситуации общения, так что в этом отношении групповая терапия не предлагает ничего особенного по сравнению с другими формами социальной активности. И только терапевтические воздействия делают оправданными затраты времени и сил терапевта на обучение, плату, которую он берет с пациентов и его статус профессионала».

К сожалению, зачастую тренеры наживаются именно на естественных терапевтических силах, не зависящих от их компетентности и содержания тренинга.

Зная, например, что простудные заболевания в большинстве случаев по естественным причинам проходят примерно за неделю, можно сочинить «лечебный» тренинг, который исцелит вашу простуду примерно за 7 дней с 90%-й вероятностью! Вы можете предложить на нём хоть в потолок плевать в качестве лечебного упражнения, но обязательно найдутся клиенты, которые оставят положительные отзывы, поскольку и правда спустя некоторое время после того как начали у вас заниматься почувствовали облегчение.

Чтобы удостоверить связь именно тренинга с результатом нужно установить конкретные доказанно существующие, а не воображаемые, механизмы, которые связывают приобретенное на тренинге с последующим результатом.

Действительно профессиональные тренинги по-хорошем должны быть валидизированы. Валидность показывает насколько тренинг соответствует поставленным целям и задачам, насколько он объективно эффективен.

«Проведение любой тренинговой программы логично завершить оценкой эффективности тренинга, — отмечала на Рождественской конференции СПб Клуба консультантов и тренеров Дана Костина. — Мало кто возьмется оспорить это утверждение, однако, как показывает практика, многие компании либо вовсе не производят валидизацию тренинга, либо проводят ее неубедительно и непрофессионально».

Она же признаётся: «Некоторые тренеры занимают оборонительную позицию по вопросу валидизации, ибо чувствуют, что она открывает дорогу для критики в их адрес, когда результаты тренинга оказываются ниже ожидаемых».

Наконец, анализ отдельных положительных отзывов нарушает принцип репрезентативности выборки.

Предположим, что я веду тренинг, который претендует на то, что после освоения специально разработанного комплекса физических упражнений у участников улучшится финансовое благосостояние. И вот в Сети вы нашли 10 отзывов, в которых люди рассказывают, что в сроки от недели до года после тренинга у кого-то выросла заплата, кто-то нашёл работу с лучшими условиями социального страхования, кто-то наследство получил, кто-то в лотерею выиграл… После прочтения складывается впечатление, что тренинг действительно работает!

А если бы вы знали, что всего через мой тренинг прошло 10 тысяч человек, и лишь у 10-ти из них улучшилось благосостояние? Восприятие эффективности тренинга меняется, не так ли! Дело в том, что для общей группы в 10 тысяч человек 10 человек это не репрезентативная выборка.

Но дело в том, что неприятно признаваться публично, что был одурачен. Поэтому мало кто из тех, кому тренинги не помогли решается написать развернутый отрицательный отзыв. Зато воодушевленные имеющими мнимую связь с тренингом успехами 3% (условно) испытывают прямо таки внутреннюю потребность, чтобы раструбить о них окружающим. Отсюда парадокс, когда у откровенно дрянных тренинговых программ в Сети может оказаться гораздо больше положительных не анонимных отзывов, чем отрицательных.

Отрицательные отзывы. Также могут быть ложными (проделки конкурентов, например) и малоинформативными. Их тоже нередко пишут на эмоциях и не профессионалы, которые не знают как оценить тренинг по существу.

Однако отрицательные отзывы могут быть полезны, если в них есть конкретика. Например, если автор указывает, что тренер работает с нарушением морально-этических профессиональных норм, унижает клиентов, опыт личностного роста пытается запустить в условиях авторитарного процесса и так далее, такие данные могут послужить базой для вполне достоверной оценки тренинга как непрофессионального, деструктивного, если они подтвердятся. Самое интересное, что подтвердить такие данные обычно не представляет труда у тех, кто даёт положительные отзывы. Обычно они не отрицают приводимых критиками объективных фактов. Просто находят им различные оправдания.

Оценка по рекламному описанию

Мы склонны больше доверять людям, которые нас понимают. Хороший рекламный текст создаёт именно такое впечатление, поскольку описывает то, что вы чувствуете и думаете, а также сулит то, чего вы очень желаете. Реклама может быть и не прямой.

Вот как, например, под видом информационной профессиональной статьи рекламирует свою тренинговую деятельность на ресурсе с верификацией образования авторов психолог Екатерина Тараканова-Юмина.

«Тренинг личностного роста – это инструкция к собственной жизни. Четкое руководство по достижению своих целей. Люди годами копят энергию для первого шага, который так и не решаются сделать… Тренинги личностного роста – реальная возможность приступить к воплощению желаний в жизнь… Каждый человек проживает жизнь, имея в голове собственные представления, привычки и стереотипы. Жизнь по накатанной колее успокаивает предсказуемостью, но в один момент привычные действия уже не приносят ожидаемого результата. Окружающая действительность все меньше радует стабильностью, так что такие моменты наступают все чаще. Можно впасть в меланхолию, но что страшнее-депрессию,переживая «кризис возраста». А можно взять себя в руки, чтобы принести пользу себе и окружающим…»

Статья, между прочим, называется «Что такое тренинг личностного роста». Но вместо чётких профессиональных определений даётся невразумительное описание с применением привлекательных художественных образов. Уверен, что пересказав такую статью автор не сдала бы зачёт по предмету «Теория и методика психологического тренинга».

Зато в таком описании многие узнают себя и свои желания. А дальше включается наше: «Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад!»1Пушкин А. С., Признание.

Заметьте, что это описание создаёт в целом впечатление какой-то профессиональной проницательности. Но если вглядеться, состоит из банальностей или расплывчатых описаний, которые каждый может истолковать применительно к своим особенностям (см.: эффект Барнума). Общий посыл статьи: «Вы чувствуете в себе не раскрытый потенциал. Теренинги это то, что его раскроет». Вторая часть — рекламное обещание. А первая — призванная зацепить расплывчатая формулировка, основанная на эффекте Барнума.

В статье нет главного: чёткого описания того, что такое личностный рост и как именно тренинги ему способствуют. А также в чём отличие тренингов от других форм работы, в частности, групповых. Поэтому совершенно ясно, что задача статьи не дать читателю вменяемое представление о тренингах, а соблазнить ими воспользоваться.

Зато в статье есть два интересных элемента, направленных на профилактику критики и негативных последствий.

«Выбор тренера крайне важен, ведь увы, нередки случаи,когда под “маской” опытного психолога “выступают” шарлатаны или просто мошенники».

Это очень эффективный трюк. Психологически кажется, что если человек предупреждает о том, что в продвигаемой им сфере можно обмануться, то сам то он честный. Ибо, казалось бы, мошеннику не выгодно рассказывать клиенту о негативе. На самом деле наоборот: именно такая тактика углубляет доверие и делает клиента более внушаемым. Другой плюс такой псевдооткрытости — иллюзия, что этот специалист знает о критике и учитывает её. А значит, если где-то встретится негативная информация, то она не касается работы именно этого специалиста.

Но почему бы?! Ошо называет псевдогуру и мошенником Прабхупаду, а Прабхупада — Ошо.

«Я знавал свами Прабхупаду, который создал общество почитателей Кришны. Он был одним из самых тупых болванов, но обладал талантом притягивать к себе идиотов. Если вы хотите увидеть большое скопление тупиц, отправляйтесь к кришнаитам…» (Ошо Раджниш)

«Раджниш – умалишенный. Таких полно в мире» (Свами Прабхупада2Утренняя прогулка, 16.01.1974, Гаваи.)

Одни экстрасенсы и колдуны обвиняют в мошенничестве других… Даже в бизнесе взаимная дискредитация конкурентов дело не такое уж редкое. Но это не гарантирует что тот, кто обличает сам увенчан ангельским нимбом.

Другой момент — заочный отказ ответственности за отсутствие результата и негатив:

«Тренинги личностного роста не дают гарантий. Они предоставляют шанс примерить очки иной реальности, в которой существует успех».

«…каждый новый провал увеличивает шансы на успех. Ошибиться можно в чем угодно, даже в выборе тренинга. Но рассматривать ошибку как опыт, пусть и отрицательный, продолжая идти дальше»

Так что, если что — сам не так понял и не так сделал: сам виноват! Да и вообще, даже провал с тренингом это на самом деле это успех: главное посмотреть под нужным углом! (Кстати, это ты сам ошибся с выбором тренинга для себя — специалист, который не объяснил, что для тебя он не подходит, не виноват.)

Признаки профессионального тренинга

Конкретизированное название тренинга

«Тренинг личностного роста» — название скорее рекламное. Личностный рост понятие слишком объёмное, чтобы его можно было сопоставить с реальными потребностями клиента. Сюда можно вписать и тренинги по управлению эмоциями, и работу над самооценкой, и тренинги коммуникативных навыков… и много чего ещё. Поэтому помимо рекламного названия, у профессионального тренинга должно быть и рабочее, которое бы конкретизировало тематику.

Скажем, разработанная белорусскими психотерапевтом кандидатом медицинских наук Татьяной Емельянцевой и врачом-психотерапевтом и психиатром Сергеем Игумновым коррекционная программа, которая укладывается в понятие тренинга личностного роста, называется достаточно конкретно: «Групповая психотерапия подростков с проблемным поведением».

Конкретизированная целевая группа и наличие предварительного отбора

Для профессионального психотренинга отбор в группу очень важный этап.«Важным условием эффективности тренингового процесса является возможность создания групп по тем критериям, которые вытекают из цели и программы занятий… Подобная практика комплектования тренинговых групп предполагает этап психодиагностики или тестирования будущих участников, а затем подбор и в группы в соответствии с полученными данными…»3М. А. Реньш, Е. Г. Лопес, Психологический тренинг: учебно-методическое пособие.

«В подготовке тренинга важное место занимает комплектование группы. Ведь группа является основным объектом и субъектом воздействия на групповой процесс и его результат. Ради участников и проводится тот или иной тренинг. От комплектования группы (отбора участников) зависит успех тренинга, результат, который получит каждый участник»4С. С. Гончарова, Л. А. Вертынская, Л. Е. Фролова, Электронный учебно-методический комплекс по дисциплине: «Теория и методика психологического тренинга» для специальности «Психология». Рекомендован к утверждению: Кафедрой социальной и семейной психологии Института психологии учреждения образования «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка»; Советом Института психологии учреждения образования «Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка»..

Такой отбор проводится через анкетирование, психодиагностическое тестирование и личное собеседование. Собеседование в том числе необходимо для соблюдения принципа информированного участия:«Участник заранее имеет право знать все, что с ним может произойти, а также о тех процессах, которые будут происходить в группе, поэтому с участниками проводится предварительная беседа о том, что такое тренинг, каковы его цели, какие результаты могут быть получены»5С. С. Гончарова, Л. А. Вертынская, Л. Е. Фролова, Электронный учебно-методический комплекс по дисциплине: «Теория и методика психологического тренинга» для специальности «Психология».

В методических указаниях к упомянутому нами тренингу Игумнова и Емельянцевой имеется целый параграф «Процедура отбора участников», где даются подробные рекомендации как лучше всего отбирать участников для данной программы, какими качествами они должны обладать и с какими качествами участников включать в программу не рекомендуется.

Процедура отбора на непрофессиональные тренинги ограничивается, как правило, рекламным мероприятием и подписанием договора. (Который кстати, нужно бы внимательно читать. Зачастую он оформляется на “левых” предпринимателей и юрлиц, не содержит ничего конкретного в части обязательств поставщика услуг, зато содержит практически тотальный отказ от ответственности практически при любых негативных последствиях.)

Конкретизированные цели и задачи

Цели и задачи профессионального тренинга должны быть чётко конкретизированы. Если цель тренинга — обеспечить личностный рост, а задача — повысить качество жизни (то есть обо всём и ни о чём), то перед вами очередной психокульт.

Вот как цели и задачи сформулированы для упомянутой нами тренинговой программы.

«Целью групповой психотерапии у подростков с девиантными формами поведения является включение психодинамических процессов в плане катарсического отреагирования инфантильных конфликтов. В ходе последнего происходит восполнение ущербного опыта и гармонизация индивидуального и социального функционирования личности. Это приводит к повышению возможности продуктивного разрешения внутренних и внешних конфликтов».

«В процессе групповой психотерапии решаются следующие задачи:

1. Осознание базовой потребности в безопасности и принятии, формирование базового доверия к миру, обретение состояний психофизического комфорта и расслабления.

2. Осознание явлений созависимости, идентификация собственных чувств, мыслей, потребностей, избавление от страха сильных чувств и избегания близких отношений, проработка чувства стыда и сомнения. Принятие на себя ответственности за свои мысли, чувства и поведение.

3. Осознание собственных агрессивных тенденций, дифференцировка приемлемых и неприемлемых способов выражения агрессии. Принятие того, что допустимые способы выражения агрессии обычно приводят к положительным результатам. Научение новым приемам разрядки агрессивности, проработка чувства вины.

4. Избавление от хронического чувства собственной неполноценности. Повышение самооценки, формирование чувства собственной компетенции.

5. Принятие собственной уникальности (создание чувства собственного «я» с соответствующими границами). Получение подтверждения принятия средой сверстников, т. е. обретение еще одного «мы», помимо семейного «мы» и «мы» формально-школьного уровня».

Чёткая связь с теоретической базой

Прежде всего профессиональные“тренинги, будучи формой практической психологической работы, всегда отражают своим содержанием определенную парадигму того направления, взглядов которого придерживается психолог, проводящий занятия”6Вачков И. В., Основы технологий группового тренинга..

К сожалению, на практике интересы коммерции для очень и очень многих тренеров, даже с качественным образованием и подготовкой, выше интересов клиентов, этических и профессиональных норм. Они ищут то, что лучше продаётся, вне зависимости от того, насколько это научно обосновано. В результате нередко вместо качественно разработанных тренинговых программ, прошедших валидацию и адаптацию (если нужно) используют творческую “солянку” из того, что “заходит” на аудиторию. Отсутствие в подавляющем большинстве случаев посттренинговой объективной оценки динамики участников группы способствует этому.

Как признаётся кандидат психологических наук с огромным опытом тренерской работы Галина Исурина: «На практике, к сожалению, разные психологические интервенции зачастую не удовлетворяют этим [профессиональным — ред.] требованиям. Практические психологические вмешательства <…> далеко не всегда имеют соответствующую теоретическую базу <…> и также не всегда осуществляются осознанно, с полным пониманием теоретических основ такого рода воздействий <…> На сегодня чрезвычайно важно “теоретическое самоопределение” психологов»7Цит. по: Зайцева Т. В. Теория психологического тренинга

Организаторы профессионального тренинга всегда должны быть способны ответить на какой научно-теоретической базе разработан данный тренинг, на основе какой психологической школы он строится. Получив ответ потенциальный клиент получить возможность проверить научный статус заявленного направления и решить для себя стоит ли оно потраченных денег и сил, а также риска получить повреждение психики.

Например, вам ответили, что тренинг строится на основе трансперсональной психологии. Вбиваем в поисковик: «трансперсональная психология лженаука». И уже в Википедии в разделе «Оценки трансперсональной психологии» находим информацию, заставляющую серьёзно сомневаться в научности и академической обоснованности данного направления, которое тем не менее, иногда даже в учебные программы вузов попадает, при этом не признаётся Американской Психологической Ассоциацией и большинством академических организаций.

Затем можем найти статьи О. Н. “Стрельника «Научное и квазинаучное измерения в трансперсональной психологии» и психолога Невеева «Трансперсональная психология» (в 2-х частях) после которых становиться совершенно ясно, что перед нами оккультно-мистический культ, маскирующийся под психологическую школу.

В другом случае вам говорят, что в основе тренинга рационально-эмоционально-поведенческая терапия (РЭПТ). Вы «пробиваете» её в Сети и уже в Википедии находите раздел «Эффективность», где имеются ссылки на конкретные проверки её эффективности. Также находите конкретные указания в каких случаях она показала себя более успешно, а в каких нет. Это тоже говорит о том, что методика прошла научную проверку, выяснившую эти нюансы. А на запрос: «рационально-эмоционально-поведенческая терапия лженаука» вместо разоблачающих публикаций находите, например, научную статью И. В. Франовой «Теоретико-методологические основания рационально-эмотивной поведенческой терапии А. Эллиса», из которой понимаете, что автор создавал свой подход на основании психологических подходов с хорошей академической репутацией.

В рассматриваемом нами в качестве образца тренинге о теоретической базе тоже сказано: «Поставленные задачи вытекают из теории периодизации возрастного развития Э. Эриксона (1996), где каждая стадия имеет свои незавершенные эмоциональные реакции, оставляющие свой след в формировании зависимой, незрелой личности»

Уловка психокультов

В ответ на запрос о научной теоретической базе как правило психокульты используют примерно такую уловку:

«Наш подход практикоориентированный. Мы не зацикливаемся на теории. Мы из разных подходов и школ берём всё самое эффективное. Не важно как, главное, чтобы работало! К тому же практика значительно опережает теорию».

Но если вам обещают личностный рост, то как минимум у авторов должна быть чёткое теоретическое понимание того, что такое личностный рост, каковы его признаки и критерии, каковы механизмы, его обеспечивающие и как именно применяемые методы активируют эти механизмы. Если тренинг профессиональный, то эти представления будут соответствовать представлениям какой-то школы научной психологии. А значит можно без труда эту школу назвать. Если продавцы услуги этого сделать не могут, значит вам втюхивают какой-то псевдонаучный самодел без чёткого понимания ни целей, ни динамики процесса, ни критериев конечного результата.

Вообще любая профессиональная методика или метод по сути своей является практической реализацией какой-то теории. Если же вам предлагают метод, который «опережает теоретическое обоснование», то вам предлагают поставить над психикой эксперимент с неясными целями и неизвестными последствиями.

Простой пример. Кто-то предлагает медитацию, доказавшую свою эффективность при переживании утраты, скорби. Что значит «эффективность»? — Уточняете вы. А это значит, что она быстро и надёжно подавляет негативные эмоции, сопровождающие скорбь. Но эта практика не базируется ни на какой научной модели психологии горя и потери. Вот просто на практике показала свою эффективность и всё тут! Однако из научных работ по кризисной психологии ясно, что подавлять негативные эмоции нельзя! Иначе они «засядут» в бессознательном и оттуда будут создавать самые разнообразные проблемы в жизни: от психосоматических до социально-психологических. Чтобы сохранить психологическое здоровье негативные эмоции, сопровождающие скорбь, утрату, нужно обязательно пережить, выплакать… осознать и рационализировать. Так что без научно обоснованного представления о психологическом феномене или процессе, в который кто-то собирается вторгнуться, любая «суперэффективная методика» может оказаться в конечном итоге во вред.

Как говорил один белорусский преподаватель основ психиатрии: «Человеческая психика довольно хрупкая и сложная вещь. Её запросто может повредить любой студент-третьекурсник. А вот исцелить потом порой не может и консилиум профессоров». Так что имеет смысл осторожнее относиться к «мега-супер» психопрактикам, не имеющим добротной научной основы.

Да иногда тренинг может может сочетать в себе методы, вышедшие из разных школ и направлений. Однако даже в этом случае включаются они в программу на основе некоей единой теоретической базы и основанной на ней логики группового процесса. При этом выверяется, чтобы суть взятого из другого направлении метода не противоречила используемой теоретической основе и его цели и задачи реализовывали цели и задачи, предусмотренные основным теоретическим концептом, на котором базируется тренинговая программа.

Так, методическое описание приводимого нами в качестве примера тренинга говорит:«Применение приемов гештальттерапии, когнитивно-бихевиорального подхода, Эриксоновского гипноза, арт-терапии, телесно-ориентированной терапии позволяет осуществлять изменения на трех уровнях функционирования личности: сознательном, бессознательном и телесном».

Но анализ содержания занятий показывает, что применение приёмов из разных подходов здесь согласуются на основе теории периодизации возрастного развития Эрика Эриксона и подчинены логике психодинамики из неё вытекающей.

Не авторитарный процесс

В последнее время в центре негативного внимания СМИ оказываются тренинги, которые построены на авторитарном процессе. Это значит, что тренеры выступают в роли непогрешимых гуру, исполнение указаний которых должно восприниматься без критического анализа. Как и принятие их объяснительных моделей и интерпретаций должно происходить в директивном порядке. Тренеры в этой модели поведения не заботятся о том, чтобы создать условия, в которых новое понимание вырастало «изнутри», как некая личная истины, личный инсайд, хотя и достигнутый при помощи умело направленного группового процесса.

Яркой чертой таких тренингов как правило являются упражнения, предполагающие поступки, находящиеся в противоречии с внутренне картиной мира и внутренними ценностями участников. Зачастую противоречащие нормам личной и общественной морали. Навязываются они также не через деликатную профессиональную ревизию собственных взглядов и установок, не через самоанализ, а директивным авторитетом тренера. Если же участник сопротивляется, на него нередко оказывается групповое давление, применяются манипуляции и шантаж.

Называться такие упражнения могут по-разному: выход из зоны комфорта, растяжки и так далее.

В оправдание говорится, что такие упражнения разрушают границы стереотипных моделей поведения и таким образом снимают внутренние барьеры, мешающие более успешной адаптации в жизни. Но в действительности они разрушают только этические и нравственные барьеры, которые как раз являются охранительной линией, в рамках которой возможна здоровая социализация и самореализация, но за пределами которой начинаются девиантные делинквентные формы «адаптации». «Новые личностные возможности», приобретаемые таким образом, это готовность достигать своих целей аморальным и преступным путём. Едва ли у адекватного человека повернётся язык назвать такую психодинамику личностным ростом. Скорее это тренинги личностной деградации.

И в целом директивная позиция тренера противоречит самой сущности личностного роста. Как ни понимай этот термин, личностный рост всегда связан с опытом свободы и личной ответственности. Но дело в том, что «авторитаризм не воспитает личной независимости, но, напротив, всегда подавляет свободу. Это обман, заявлять… что личная ответственность как результат может появиться из процедуры авторитаризма»8Ирвин Д. Ялом, Экзистенциальная психотерапия..

В одном из исследований успешности разных моделей поведения тренеров для достижения разных задач проводился опрос настоящих признанных экспертов. Их мнение оказалось практически консолидизированным: «Для ведущего в тренинге личностного роста наиболее значимым является выполнение роли «Эталонного участника», а для ведущего психотерапевтической группы – роль «Опекуна». При этом одинаково для обеих групп экспертов наименее значимой выступает роль «Активного руководителя», в то время как для ведущего обучающего тренинга роль «Эксперта» приобретает первостепенное значение наряду с наименьшей значимостью роли «Опекуна»»9Акимова А.Р. Психология тренинга: исследование субъективных и объективных компонентов эффективности: монография..

Различные тренинговые задачи Акимова сопоставляет с адекватными им моделями взаимодействия тренера и участников группы. Так, авторитарная модель адекватна для организационных тренингов, в которых стоит задача тренировки определенных умений и навыков. Здесь тренер и участники общаются с позиций «Субъект — Объект».

Но для тренингов личностного роста эта модель категорически не подходит. Здесь наиболее адекватной является модель партнёрства, выражаемая формулой: «Субъект — Субъект».

«В парадигме «партнерства» человек рассматривается как личность, обладающая своим уникальным внутренним миром. Сознание человека позволяет ему действовать в мире не только под влиянием внешних обстоятельств (стимулов среды), не только в соответствии с выработанными поведенческими паттернами, но и на основе системы собственных ценностей, имеющихся у него отношений. Человек рассматривается, прежде всего, как «субъект» – источник активности, инициатор происходящего, равноправный участник, обладающий уникальностью и неповторимостью», — пишет Акимова.

Она подчёркивает: «Очевидно, что характер этого вида тренинговой работы соответствует принципам гуманистической психологии и близким ей течениям. Следовательно, здесь можно ориентироваться на технологии, применяемые в работе «групп встреч», гештальт-терапии, логотерапии, психосинтеза, онтопсихологии и т.п. Пожалуй, наиболее типичны для этого класса такие тренинги, как тренинг самопознания, тренинг сензитивности, тренинг самореализации личности. Модель взаимодействия в структуре общения – «Общение» (SS). В этом взаимодействии партнеры как субъекты являются равноактивными, равноуникальными и равносвободными. Общение характеризуется восприятием уникальности партнера, переживанием его ценностей и предоставление ему свободы. Партнеры равны в одном принципиальном отношении: они свободные, уникальные и ценные друг для друга субъекты».

Такая модель имеет ряд преимуществ: «Во-первых, результаты тренинга обладают высокой стабильностью: изменения участника оказываются внутренне непротиворечивыми и органичными для личности: сформированные представления и умения не вступают в конфликт с ценностями человека или с аффективной сферой. Поэтому, как правило, не возникает их отторжения как инородного «тела». Во-вторых, в результате экспериментирования и поиска различных способов поведения участник становится инициатором собственной деятельности. В-третьих, затрагивается важнейшая структура субъективных отношений, которая недоступна для первых двух парадигм. Так, например, невозможно «натренировать» или «отрепетировать» инициативность, креативность, самопринятие, способность к самореализации личности и т.д.»

Если не из профессиональной психологии, то откуда родом директивные тренинги личностного роста? Большинство из них восходят к «ЭСТ-тренингу», или “Эрхардовскому семинару-тренингу». Создатель этой процедуры не учёный и даже не имел никакого опыта высшего образования. Он окончил среднюю школу, а потом занимался книготорговлей, пока в 1970 году не почувствовал, что пережил опыт трансформации и личностного роста. Чтобы поделиться этим опытом с другими Эрхард Вернер в 1971 году изобрёл свой метод.

Основанная этим самоучкой компания много раз меняла собственников и юридическое название. В последний раз переименована в 1991 году в Landmark Education. В этом учреждении, например, учился скандальный тренер Михаил Козлов, бывший и экспертом-психологом, и неудачливым участником телешоу «Дом-2».

Кроме того, от «ЭСТ-тренинга» появились самостоятельные ответвления. Одно из самых скандально известных — Лайфспринг. Основано бывшим соратником Эрхарда Вернера Джоном Хенли-старшим в 1974 году.

Бывший директор по корпоративным делам Лайфспринга Чарльз Инграсси тоже некогда работал с Эрхардом Вернером и продават «ЭСТ-трениг». Однако переметнулся к Джону Хенли, а затем и вовсе возглавил «Институт Хоффмана» (Hoffman Institute), который продаёт ныне 7-дневный «процесс Хоффмана».

Боб Хоффман, к слову, не имел профессионального образования. И вообще профессиональным знаниям не поддавался, но обладал природной харизмой. Вот что пишет один из увлечённых последователей:
«Боб Хоффман не был профессиональным психологом или психиатром. Его знания о человеке основывались на интуиции и прямом опыте — из собственной жизни и жизни пациентов. Он был психологом от Бога и использовал опыт многих людей, которые близко видели различные характеры и их проявления. Возможно, именно отсутствие формального образования помогло Бобу обнаружить «слои подавления» в пациентах. Когда я в первый раз попытался ослепить его своими познаниями (конечно, со страху, потому что он видел меня насквозь), Боб посмотрел на меня и добродушно, но твердо сказал: «Не выйдет. Я не поддамся»»10Лоуренс Тим, Спешите жизнь переменить..

Неотъемлемой чертой всех этих психокультов является авторитарный процесс. Который, как мы знаем, по самой природе своей не может дать личностного роста, как его ни понимай.

Этичное общение

Формат тренинга личностного роста предполагает создание партнёрской доверительной атмосферы, одной из особенностей которой является общение на равных вне зависимости от возраста, социального статуса и роли в тренинге. Для этого участники садятся в круг, где располагается и тренер, вместо того, чтобы «нависать» своим авторитетом стоя над сидящими учениками. Для этих же целей используется взаимное обращение на «ты».

А вот хамство, унижение, оскорбления участников группы, язвительные уничижительные комментарии по поводу их личности, их мнений, поступков, жизненного опыта и так далее — категорически запрещены.

Так, Этический кодекс Гильдии психотерапии и тренинга Санкт-Петербурга настаивает:

«В своей профессиональной деятельности психологи-консультанты с уважением относится к правам других людей на установки, мнения, моральные нормы и т.п., отличные от их собственных».

«В своей профессиональной деятельности психологи-консультанты всячески избегают какой-либо дискриминации на основе возраста, пола, национальности, вероисповедания, сексуальной ориентации, того или иного физического или психического расстройства, языка, социо-экономического статуса или иного признака, оговоренного в законе».

«Психологи-консультанты не имеют права осуществлять действия, которые могут оскорбить или унизить честь и достоинство клиентов».

Аналогичные нормы есть в этических правила практически всех отечественных и зарубежных профессиональных сообществ.

Запомните: не существует ни одной психологической, психотерапевтической или педагогической задачи, которую профессионал не мог бы решить без хамства! Поэтому если тренер хамит, то вы стали жертвой психокульта.

Хамство нужно психокультам для того, чтобы сломить волю, установить беспрекословную власть над участниками, а также, чтобы создать иллюзию положительной динамики, развития. Сперва вас убеждают, что вы ничто, а затем подбрасывают похвалы. И на основе этого вы чувствуете, что якобы имеет место личностный рост.

Профессиональный тренер не должен прибегать к манипуляциям, шантажу, давлению и угрозам, чтобы заставить вас остаться в группе, если вы пожелали из неё выйти.

Добровольность это неотъемлемая характеристика профессиональных тренингов. Даже при том, что уход участника может вызвать неудобства, профессионал не может препятствовать такому решению на любом этапе группового процесса.

«Уйти из группы – это все-таки право каждого участника. Как ведущий вы можете только высказать ему сожаление и свое желание видеть его на занятиях. Если же группа приобрела психотерапевтический характер и групповая динамика находится в развитии, то уход даже одного участника обязательно окажет сильное влияние на групповые процессы. Кроме того, уходя из группы, участник берет на себя ответственность за те процессы, которые были запущены в нем в группе, которые происходят и которые еще не завершены. Об этом его необходимо предупредить»11С. С. Гончарова, Л. А. Вертынская, Л. Е. Фролова, Электронный учебно-методический комплекс по дисциплине: «Теория и методика психологического тренинга» для специальности «Психология»..

Кстати о давлении. Известны случаи, когда в психокультах желающих уйти участников шантажируют видеозаписями неприглядных упражнений с их участием. Нужно ли говорить, что соблюдение конфиденциальности — базовое этическое требование к любому профессиональному тренингу.

Что касается записи, то получение разрешения на ведение видеозаписи — обязательное условие для её использования. Нарушение этой нормы является не только этическим нарушением, но и деянием, ответственность за которое предусмотрена законодательством.

При профессиональной подготовке тренеров этот момент специально оговаривается.

«Особо важно подчеркнуть этический момент, связанный с видеосъемкой на тренинге. С самого начала работы необходимо получить согласие от всех участников группы на использование видеокамеры. В процессе психокоррекционной работы, особенно индивидуальной, при первой же просьбе участника группы съемку нужно прекратить»12С. С. Гончарова, Л. А. Вертынская, Л. Е. Фролова, Электронный учебно-методический комплекс по дисциплине: «Теория и методика психологического тренинга» для специальности «Психология»..

Резюме

Ещё раз перечислим признаки, по которым можно узнать профессиональный тренинг личностного роста:

  • Конкретизированное название тренинга.
  • Конкретизированная целевая группа и наличие предварительного отбора.
  • Конкретизированные цели и задачи.
  • Чёткая связь с научной теоретической базой.
  • Не авторитарный процесс.
  • Этичное общение.

Мимоходом мы говорили также о наличии профессионального образования. Однако на практике человек даже с очень хорошим образованием и дипломом очень уважаемого заведения по разным причинам может заниматься псевдопсихологическими тренингами.

Но при прочих равных наличие образования лучше, чем отсутствие. Случается, что тренинговые центры к проведению тренингов привлекают людей, натасканных на тот или иной тренинг, которые, однако, не имеют профессиональной образовательной базы и сами плохо понимают, что делают и что происходит. Тем более они не способны сориентироваться и грамотно отреагировать в случае нестандартных, не типичных ситуаций.

С другой стороны стоит иметь ввиду, что за красиво звучащими названиями образовательных учреждений, значащихся в официальной биографии тренера, могут стоять не академические любительские организации наподобие Hoffman Institute или Landmark Education.

Что касается перечня «тревожных звоночков», которые должны насторожить, мы их отдельно перечислять и описывать не будем, потому что это уже хорошо сделала психолог Юлия Храмкова в публикации «Девять признаков деструктивного тренинга. Как отличить вредные воздействия на психику».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Поделиться

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

О нас

Консультация сектоведа в Беларуси. Помощь при столкновении с деструктивным сектантством: сектологический анализ и прогноз ситуации, консультирование по управлению взаимодействием с культистами, консультация по выходу и др. УНП: 192947769

Контакты

+375 (29) 779 18 04